Мажоры уже стреляют. А следствие – крышует…

Загулы «золотой молодежи» все чаще в Украине выливаются в резонансные скандалы. В памяти читателей «УК» еще свежа история с избиением сотрудника МВД под столичным торгово-развлекательным центром «Мандарин-плаза» сынками «хозяев жизни». В результате получившими пожизненную «погремуху» — «братья мандаринчики». История, о которой пойдет речь в нынешней публикации – из этого же ряда. Но хуже того – по прежнему на защиту куражащихся «мажоров» цинично встают представители власти. Правовой произвол, чинимый в отношении рядовых сограждан, у «золотых подонков» порождает чувство безнаказанности: ведь себе можно прикупить не только джип и пистолет, но и следователя…

Летние «забавы»

Началась эта история летом 2005 года. Как раз в канун государственного праздника – Дня Конституции.

Двое друзей – Денис и Дмитрий – возвращались домой из ночного клуба «Opium Beach Club», который находится в популярном среди киевлян парке культуры и отдыха «Гидропарк». Подойдя уже почти к Венецианскому мосту, Денис остановился возле торговой палатки, а Дмитрий продолжил идти к Броварскому проспекту. Непосредственно возле моста Дмитрий остановился подождать Дениса. И в это время Денис заметил, как по мосту в сторону Дмитрия быстро движется черный джип «Mitsubishi Pajero Sport», и окликнул его. Тот повернулся и успел только выставить руки вперед, как этот автомобиль его сбил.

Еще немного проехав, автомобиль остановился. Дмитрий поднялся с асфальта и направился в сторону джипа. А когда подошел к дверце с водительской стороны, то сразу же получил удар кулаком в лицо от водителя через открытое окно. После чего автомобиль рванул с места и направился в сторону тренажерных площадок возле клуба «Sun City».

Денис подбежал к Дмитрию. В это время автомобиль возле тренажерных площадок развернулся в их сторону и остановился, осветив фарами, как в классике голливудских боевиков. Дмитрий и Денис, не почувствовав опасности, решили подойти ближе и записать номер автомобиля. Когда до машины оставалось метров 5-7, водитель без предупреждения открыл стрельбу по Дмитрию. После пяти выстрелов Дмитрий упал на землю. А Денис побежал к водителю, получив при этом три огнестрельных ранения: в ногу, в шею и уже в упор (защищая лицо) в руку. Тем не менее, будучи человеком крепкого телосложения, Денис попытался выбить из рук водителя пистолет, рукояткой которого тот нанес Денису еще и несколько ударов по голове.

Пока водитель фактически избивал раненого Дениса, Дмитрий сумел добраться до ближайшего ночного клуба, вызвать милицию и скорую помощь.

Старт следствия

Осмотр сотрудниками милиции места происшествия напоминал вялотекущий бардак. Установить старшего оперативно-следственной группы было невозможно, так как милиционеры отказывались что-либо пояснять. Не были приняты во внимание повреждения на теле потерпевшего, полученные в результате наезда джипа на него. Также не было осмотрено «оперативниками» и само транспортное средство.

При осмотре места происшествия не был зафиксирован тот факт, что само это место находится в пешеходной зоне. Где движение автотранспорта уже является грубым нарушением ПДД.

Также не было изъято согласно требованиям УПК примененное против людей оружие. Без соответствующей описи и упаковки оно было взято бойцами «Беркута» и только через несколько дней приобщено к материалам дела. Что вызвало возможную подмену вещественного доказательства. Ведь в материалах дела фигурирует револьвер, хотя потерпевший Денис видел в руках у водителя джипа пистолет. Да и водитель заявлял, что сделал предупредительные выстрелы в воздух, но даже по количеству ранений у пострадавших можно сделать вывод, что оружием мог быть только пистолет. Револьвер имеет всего 7 патронов, а выстрелов было подряд минимум 8, не учитывая якобы сделанных предупредительных.

Сотрудники милиции не сопровождали участников происшествия в больницу скорой помощи. Не принимали участия в их осмотре в больнице. Присутствовавший в больнице отец пострадавшего Дениса видел (вместе с другими свидетелями), как жена стрелявшего передавала деньги врачам, которые делали осмотр и брали анализы. Стрелявший, судя по виду и поведению, был в состоянии опьянения. А анализ его крови производился бесконтрольно.

Стрелявший водитель не был задержан. Мало того, врач машины скорой помощи в доверительной беседе рассказал отцу потерпевшего Дениса, что слышал разговор людей со стороны стрелявшего о возможности «перевести» суть происшествия в намерение совершения потерпевшими ограбления водителя джипа с целью отведения от него обвинений. Что свидетельствует о сговоре.

В дальнейшем «следствие» еще более нагло стало отводить дело в иную плоскость, игнорируя все факты, свидетельствующие против водителя джипа. Так, например, опрос потерпевших сотрудники милиции произвели на четвертый день после происшествия. И только в этот день потерпевшим было выписано направление на судебно-медицинскую экспертизу. Которая состоялась, соответственно, на пятый день после происшествия, когда многие следы от побоев и ссадины сошли.

Заявление в милицию в день происшествия принимать от отца потерпевшего Дениса не хотели, хотя милиционерам было известно, что из-за ранения правой руки самостоятельно написать заявление Денис не мог.

Резиновые пули, извлеченные врачами из тел потерпевших, следователем были приобщены к материалам дела с явным нарушением процедуры и только через две недели после происшествия.

Кроме того, следователь допустил нарушения уголовно-процессуального законодательства при проведении экспертиз. Так, сначала были взяты пробы крови потерпевших в присутствии следователя, который более получаса за закрытыми дверьми общался с медицинским персоналом. И только после этого следователь направил револьвер на исследование на наличие крови. Что говорит о возможной фальсификации со стороны следователя.

Такое количество явных нарушений можно было бы объяснить неопытностью (или глупостью) исполнителя в лице представителей следственных органов. Если бы не одно «но»: личность самого стрелявшего водителя джипа – Даниленко Константина Анатольевича.

«Понтовое» управление Даниленко К.А. джипом «Mitsubishi Pajero Sport» в пешеходной зоне парка отдыха стало причиной серьезного конфликта, который уже изрядно попортил жизнь множеству людей и спровоцировал уголовное дело. Но не менее серьезные последствия может вызвать и вопрос приобретения гражданином Даниленко К.А. этого самого джипа (госномер: 073-30КІ, номер двигателя: 6G72QP5780, номер кузова: JMBORK9603J001332).

Этот автомобиль был куплен Константином Даниленко на кредитные средства, предоставленные «Укрсоцбанком». Интересно, какие документы о своих доходах предоставил кредитору Даниленко, если дела возглавляемой им строительной кампании ООО «Будпромсервис» (ОКПО 31350565) в тот год шли неважнецки – если верить официальной статистической отчетности этой кампании.

Например, за январь-декабрь 2003 года (год приобретения джипа) доходы «Будпромсервиса» составили 754 тысячи гривен, 730 тысяч из которых – расходы. Положительное сальдо бухгалтерии кампании (без малого за год) составило «целых» 24 тысячи гривен! То есть, приблизительно около шести тысяч долларов США. Вопрос: на какие шиши директор «Будпромсервиса» приобрел «Mitsubishi Pajero Sport», если официальная прибыль возглавляемой им фирмы по итогам года была столь мизерной? Вопрос этот – для налоговой инспекции. Других источников доходов у г-на Даниленко, директора и совладельца «Будпромсервиса», в тот (и предыдущие) год просто не существовало. Он не являлся ни соучредителем каких-либо иных фирм, ни руководителем других кампаний. Разве что вел преподавательскую деятельность и получал гонорары за научные (литературные) публикации… Остается добавить, что стоимость такого джипа на момент покупки составляла около $40 000 без учета банковских процентов за предоставленный кредит.

Возможно, эта «необъяснимость» официально декларируемой бизнес-деятельности Даниленко и фактическими расходами имеет те же корни, что и «непонятка» с оказавшимся в его руках пистолетом.

«Ротация» потерпевших

Прошло почти 3 месяца, и вдруг потерпевших вызывает следователь и выносит постановление о привлечении в качестве подозреваемых по статье 296, часть 2 (хулиганство). А Константин Даниленко превращается из «покатавшегося» в пешеходной зоне «стрелка» в «потерпевшего».

Сложившуюся ситуацию «подозреваемые» в хулиганстве Дмитрий и Денис изложили в жалобах в прокуратуру Днепровского района столицы, а также в городское следственное управление милиции, которое признало, что следствие проведено с большими процессуальными нарушениями. В итоге, дело было передано в Дарницкое райуправление ГУ МВД Украины в городе Киеве. Где следствие – похоже, хороший бизнес, а не процесс установления истины по делу.

14 ноября 2005 года домой к родителям потерпевшего Дениса позвонил свидетель, которого сами же родители нашли по объявлению. И рассказал, что его вызвали в Дарницкое райуправление к следователю Здрилько. Милиционер повел себя, мягко говоря, странно, как для следователя. Но вполне предсказуемо, как для бизнесмена, понимающего, откуда может прийти прибыль.

Когда свидетель утверждал, что водитель беспричинно наехал на молодого человека, Здрилько злился и пытался повернуть обстоятельства так, что потерпевшие якобы не давали водителю проехать и этим спровоцировали конфликт. Свидетель пытался изложить действительные обстоятельства дела, и в итоге допрос закончился циничным обещанием Здрилько «посадить» потерпевших.

5 декабря следователь Здрилько вызвал потерпевшего Дениса и предъявил ему обвинение. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не упомянут ни факт ДТП, ни то, что Даниленко открыл немотивированную стрельбу. Зато счел необходимым объяснить, что за Даниленко стоят некие высокопоставленные люди «из Верховной Рады», и потому обвиняемым – костей не собрать.

Указанные факты потерпевшие излагали в жалобах разночинному милицейскому начальству. В том числе, и министру внутренних дел Юрию Луценко. Реакции от министра пока не последовало. Но все же мы надеемся, что Юрий Луценко найдет ответ на вопрос, чем вызвано такое навязчивое рвение следователя Здрилько «перевернуть» обстоятельства дела в пользу господина Даниленко? А заодно и ответ на вопрос, каким образом этому простому украинскому следователю удалось «отконвертировать» свой послужной список в возможность приобрести золотые швейцарские часы Tissot, стоимостью до 20 тысяч долларов США.

Владимир Абросимов, специально для «УК»

Читайте также: