Тюрьма и мир, часть 3: «зоны» Южного Судана

…Кеннет Каунда ожидает своей участи вместе с сотней других заключенных в «коридоре смертников», в тюрьме, расположенной в городе Джуба. Он утверждает, что находится здесь лишь потому, что именно он сообщил полиции о лежащем у обочины дороги трупе с ножом в груди.

Южный Судан: ситуация в тюрьмах страны

«Вы убили или не вы, это не важно. К смертной казни все равно приговорят вас. Так сложилось в Южном Судане», – утверждает Каунда, стоя среди своих сокамерников, которые, в свою очередь, также пытаются перекричать друг друга, рассказывая о допущенных в отношении их несправедливостях.

Действительно ли они преступники или жертвы юридической ошибки – сказать сложно. Но точно то, что большинство из обитателей «коридора смертников», как об этом говорят южносуданские и иностранные правозащитники, никогда не имели доступа к адвокату.

«Судья сказал, что это именно я убил этого человека; я ему отвечаю, представьте доказательства, но он в этом отказал», – утверждает Кеннет Каунда. Ни он, ни другие 7 человек, приговоренные к смертной казни и опрошенные корреспондентом AFP, ни разу не встречались с адвокатом.

В женском отделении тюрьмы Стелла Джува Феликс, обвиняемая в убиийстве своего мужа, рассказывает, что ее 17 дней избивали в полиции, а вот троих других, также подозревавшихся в этом убийстве, отпустили, так как у них у всех были адвокаты. Она говорит, что для вынесения приговора о повешении судье понадобилось лишь 5 минут на размышление. Во время так называемого «процесса» ей ни разу не дали возможности произнести хоть слово.

Южносуданские и зарубежные правозащитники также сообщают об отвратительных условиях и ужасающей тесноте, в которых приходится жить заключенным.

Журналистам AFP удалось сфотографировать арестантов, опутанных цепями и кандалами, больных психическими заболеваниями, которых бросили в тюрьму, хотя они не совершили ни одного преступления. В холодных камерах их держат абсолютно голыми, часто полностью покрытых своими же экскрементами.

Правительственные и тюремные чиновники, рассчитывая получить международную помощь, охотно открывают двери в тюрьмы, чтобы показать, в каких невыносимых условиях находятся заключенные. Но уже в самой тюрьме охранники пытаются заставить журналистов удалить из памяти фотоаппаратов самые откровенные и неприглядные снимки.

Южный Судан в июле 2011 года, после многих десятилетий разрушительной и смертоносной гражданской войны с проарабски настроенным правительством, находящимся на севере страны, в Хартуме, провозгласил свою независимость.

Юридическая система в масштабах всего нового государства находится в жалком состоянии. До сих пор здесь сталкиваются различные правовые системы, зачастую вступающие в противоречия: законы, унаследованные от британского колониализма, исламские нормы, местные обычаи…

Судей и адвокатов мало, да те зачастую неопытны. Некоторые судьи, обучавшиеся исламскому праву, которое является официальным в Северном Судане, с трудом могут читать и применять положения новых законов, близких к западной правовой системе и изложенных на английском языке.

«Весьма вероятно, что многие заключенные, которые, по сути, являлись невиновными, были казнены, так как в отношении их отсутствовало справедливое судебное разбирательство», – утверждает Джехан Анри из авторитетной международной организации Human Rights Watch (HRW).

ООН публично осудила повешение двух приговоренных к смертной казни, состоявшееся в августе 2012 года в тюрьме города Джуба. Опрошенные корреспондентами AFP правительственные чиновники признались, что они не в состоянии назвать точное число казней, которые произошли в тюрьмах страны.

Талар Денг, юридический советник президента Сальва Киира, также не смог ответить, при каких условиях и когда президент сможет воспользоваться своим правом на помилование. По данным Международной амнистии, в независимом Южном Судане в 2011 году казнили по меньшей мере семерых человек.

Во время гражданской войны, повстанцы, воевавшие за независимость Южного Судана, широко использовали казни в виде расстрела. По мнению Дэвида Денга, представителя Адвокатской палаты Южного Судана, бывшие лидеры повстанцев, теперь – руководители страны, как и раньше, видят в смертной казни полезный инструмент.

«По их мнению, смертная казнь по-прежнему является сдерживающим фактором в борьбе с преступностью» в стране, где в изобилии у граждан находится оружие, поясняет адвокат, но «приговорить человека, у которого нет адвоката, к смертной казни означает, что этот человек не в состоянии обеспечить себе защиту. И такое положение неприемлемо в любом обществе».

Опрошенный по поводу того, могли ли попасть на виселицу невиновные, Эндрю Монидинг, заместитель директора Пенитенциарной службы, ответил лишь, что обращения приговоренных к смертной казни рассматриваются в течение 14 дней, а после этого им «не избежать своей участи».

Кеннет Каунда утверждает, что не получал никакого ответа на свое обращение, которое он отправил в 2009 году. Ветеран южносуданского восстания за независимость, он, тем не менее, абсолютно не доверяет южносуданскому правосудию.

«Я не могу верить этой системе», – говорит он, показывая на тюрьму, в которой более 1250 заключенных, то есть в три раза больше того количества, на которое она рассчитывалась во время ее строительства в 50-е годы прошлого столетия.

45-летняя Мэри Сезерина, ноги и руки которой скованы цепями, приговоренная к смертной казни за убийство отца, описывают камеру, в которой она находится с 2005 года, как «самое дно ада».

«Страна получила независимость, но в тюрьмах так ничего и не изменилось», – говорит она и утверждает, что также не получала никакого ответа на свои отправленные ходатайства.

«Как все другие системы, наша тоже может иметь те или иные пробелы, – отвечает советник президента Талар Денг, – но в Южном Судане очень много приоритетов, которые необходимо решать». Например, здесь пока еще не обеспечиваются такие базовые права, как право на обучение или охрану здоровья. А что касается понятия «правовое государство», то это пока не более чем концепция.

Справка

Пенитенциарная система Южного Судана

Точных данных о пенитенциарной системе страны нет.

В 80 пенитенциарных учреждениях по состоянию на июнь 2011 года (данные миссии ООН) содержалось 8000 заключенных, из которых подследственные составляют 45%. Количество заключенных на 100 тысяч населения – 89 человек. Наполняемость тюрем превышает 200%. Высшая мера наказания – смертная казнь через повешение, в том числе в отношении несовершеннолетних. Условия содержания в тюрьмах катастрофические, отмечается огромная переполненность.

Совет Европы: термин «политический заключенный»

3 октября Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) дала определение термину «политический заключенный» и просит страны, входящие в Совет Европы (СЕ), в дальнейшем учитывать это определение в юридических разбирательствах.

Таким образом, как установлено СЕ, «политическим заключенным нужно считать лицо, лишенное личной свободы, если лишение свободы было применено в нарушение одного из основных прав, гарантированных Европейской конвенцией по правам человека (ЕКПЧ) и протоколами к ней, в частности свободы мысли, совести и религии, свободы выражения мнения и информации, а также свободы собраний и объединений».

Политзаключенным также является лицо, лишенное личной свободы в условиях, когда «лишение свободы было применено по явно политическим причинам без связи с каким-либо правонарушением». К политическим заключенным также относятся лица, «продолжительность заключения которых и условия заключения являются явно несоразмерными по отношению к правонарушению, в котором лицо было признано виновным или подозревается». Кроме того, политическим заключенным считается лицо, которое было лишено свободы «на дискриминационной по сравнению с другими лицами основе».

Лица, осужденные за террористическую деятельность, к политическим заключенным не относятся, «если судебное разбирательство и вынесение приговора за такие преступления были проведены в соответствии с национальным законодательством и Европейской конвенцией о правах человека».

Рим: Папа Римский о реабилитации заключенных

22 ноября в своей резиденции в Ватикане Папа принял участников 17-й Конференции руководителей пенитенциарных ведомств государств – членов Совета Европы. На этой встрече присутствовала министр юстиции итальянского правительства г-жа Паола Северино и помощник Генерального секретаря Совета Европы г-жа Габриэлла Баттани-Драгони.

Бенедикт XVI с сожалением констатировал «тенденцию к ограничению обсуждений законодательного аспекта санкций» в судебной системе и, соответственно, «минимальное внимание к вопросу исполнения наказаний в виде лишения свободы».

Однако, продолжил Папа, «правосудие» – более широкое понятие: недостаточно «простого наказания», необходимо также сделать все, «чтобы помочь человеку исправиться и способствовать его формированию».

Если этого не делать, отметил понтифик, то «правосудие не будет полным». Само понятие «перевоспитание» в системе уголовного правосудия должно рассматриваться не как нечто «второстепенное или дополнительное», а, наоборот, как «определяющая и основная характеристика» всего процесса исполнения наказания.

В этом смысле недостаточно даже «главного» элемента – «уважения человеческого достоинства и соблюдения прав человека». По мнению Бенедикта XVI, необходимы «конкретные меры», которые бы способствовали «перевоспитанию осужденного». И такое перевоспитание необходимо как ради соблюдения собственного достоинства конкретного осужденного, так и для его успешной реинтеграции в общество.

В противном случае, предупредил Бенедикт XVI, тюремное заключение может стать «антипедагогическим» и, более того, способствовать «усилению тенденции к совершению повторного преступления, а сам индивид будет представлять все большую угрозу обществу».

Папа пояснил, что речь идет не только о том, чтобы «направить дополнительные финансовые ресурсы, с тем чтобы сделать окружающую среду в тюрьмах более достойной» и «обеспечить более эффективные способы обучения заключенных».

На самом деле эта концепция правосудия призывает к «изменению менталитета», поскольку речь идет об интеграции понятия «права человека применительно к заключенным» в понятие «эффективное осуществление уголовного правосудия».

Изменение менталитета, подчеркнул Бенедикт XVI, помимо самих законодателей, касается всех: и в первую очередь, безусловно, руководителей пенитенциарных ведомств, поскольку именно они со всеми присущими им «мягкосердечием, способностью и вниманием» воплощают в жизнь все те «стратегии перевоспитания», касающиеся заключенных, что зафиксированы на бумаге.

Изменение менталитета касается и самих заключенных, в противном случае их реабилитация не может быть эффективной. Со стороны заключенных, отметил Папа, также «должно существовать соответствующее желание учиться полезному во время нахождения в местах заключения».

Папа призвал не ждать, а действовать: недостаточно, сказал он, «ожидать и надеяться» на позитивный ответ со стороны заключенных, необходимо их «убеждать и побуждать», заставлять «побороть лень» и «разорвать порочный круг».

В своей речи Бенедикт XVI высоко оценил работу тюремного персонала, которая, по его словам, «далека от того, чтобы называться легкой».

Он подчеркнул высокую важность исполняемых ими обязанностей по отношению к лицам, которые находятся под угрозой «потерять смысл жизни» и утратить понятие «ценность человеческого достоинства», что, в свою очередь, приводит к «унынию и отчаянию».

Бенедикт XVI считает, что пенитенциарная администрация должна проявлять «глубокое уважение к лицам», содержащимся в тюрьмах, и исполнять обязанности «по реабилитации заключенных».

Папа предложил «содействие в проповедовании Евангелия и духовного образования в различных формах», что «может разбудить в душах заключенных стремление и к нормальной жизни, и к благородству».

Завершая свою речь, он подчеркнул, что важно быть «уверенным в возможности обновления», и тогда тюрьма сможет выполнить свои функции по ресоциализации и «дать возможность заключенному искупить свои грехи».

Год назад Бенедикт XVI посетил итальянскую тюрьму Ребиббиа, где заявил, что «папская семья», в которой четверо верующих мирян, очень озабочена ситуацией, в которой находятся заключенные, и что у них есть «друзья во многих тюрьмах». «Мы получаем от них пожертвования и, со своей стороны, мы жертвуем в их пользу. Таким образом, это все очень позитивно складывается для моей семьи [ Четыре сестры Бенедикта XVI занимаются благотворительностью в тюрьмах. ]», – сказал Папа.

Великобритания: пора решать, голосовать ли заключенным

Подошел к концу срок, установленный Великобритании Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ), в течение которого Соединенное королевство должно было решить проблему доступа осужденных к избирательным урнам. Мотивируя независимостью своего парламента в принятии решений, Лондон ранее наотрез отказывался следовать требованиям Европы.

Эта история длится в течение уже семи лет. Между ЕСПЧ и Лондоном не стихает пожар противоречий по этому поводу. И, кажется, что этот пожар не только не стихает, но все больше разгорается. В центре разногласий – право осужденных на участие в выборах, что прямо запрещено британским Законом от 1983 года «О представительстве народа».

Однако в 2005 году ЕСПЧ вынес решение, из которого следует, что Лондон, систематически запрещая всем категориям осужденных в праве голосовать, вне зависимости от длительности назначенного тюремного заключения и самого характера преступления, тем самым нарушает Европейскую конвенцию по правам человека. Это решение ЕСПЧ впоследствии было подтверждено рядом аналогичных решений: в апреле 2010 года – в отношении Австрии, в 2011 году – вновь в отношении Великобритании, наконец, в мае 2012 года – в отношении Италии.

Тем не менее за семь лет Лондон так и не выполнил решение ЕСПЧ. В 2009 году Комитет министров Совета Европы высказал по этому поводу свое недовольство, однако Великобритания стояла на своем: в феврале 2011 года палата общин проголосовала за подтверждение запрета предоставления осужденным права участвовать в голосовании. На этот раз, однако, британское недоверие к ЕСПЧ, с точки зрения суда, может перейти на новый уровень.

В то время как ЕСПЧ дал Великобритании срок применить в стране до 23 ноября это решение суда, правительство Дэвида Кэмерона под давлением ультраконсервативной, страдающей еврофобией части партии консерваторов, планирует в ближайшие месяцы представить в парламент свой законопроект. У депутатов есть три возможности: вновь подтвердить запрет на участие в выборах осужденных, разрешить принимать участие в голосовании осужденным на срок не более 6 месяцев тюремного заключения или дать такое право осужденным на срок не более четырех лет тюремного заключения.

Правительство, делая вид, что собирается внедрить в жизнь решение ЕСПЧ, фактически оставляет мало шансов предоставить заключенным право на голосование. Британский парламент, большинство в котором принадлежит консерваторам, проголосует против. И в этом никто не сомневается. Максимум, на что могут согласиться парламентарии, – это предоставить право голоса тем, кто осужден на срок не более шести месяцев тюремного заключения, тогда как ЕСПЧ требует, чтобы право голоса получили все осужденные на срок не более четырех лет.

Постановления ЕСПЧ по этому поводу ясны: национальные системы правосудия стран – членов Совета Европы должны предоставлять осужденным право участвовать в голосовании. «Полный, автоматический и неизбирательный» запрет на реализацию права осужденных участвовать в голосовании является нарушением прав человека.

Для Лондона пересмотр вступившего в силу закона, принятого много лет назад, является неприемлемым. «Меня просто бесит сама ситуация, что мы обязаны предоставить право голосовать хоть кому-нибудь из заключенных», – с раздражением заявил премьер-министр Дэвид Кэмерон в феврале 2011 года после второго решения, принятого ЕСПЧ в отношении Великобритании. В октябре 2012 года глава британского кабинета дополнительно заявил: «Должно быть ясно всему миру, пока у власти это правительство, осужденные права голоса не получат».

22 ноября британский министр юстиции Крис Грейлинг, ранее заявивший, что «лично он против предоставления осужденным права голосовать», выступая перед обеими палатами, подтвердил независимость парламента. «Я со всей серьезностью отношусь к обязательству обеспечения верховенства закона, – заявил он.

– Парламент должен оставаться независимым, и »Акт о правах человека» [ Human Rights Act – декрет, принятый британским парламентом, вносящий в законодательство положения Европейской конвенции по правам человека. ] признает этот факт». Правда, перед этим он все же отметил, что отказ применить решение ЕСПЧ «не останется без политических последствий».

По мнению Пола Флинна, депутата от левого крыла лейбористов, которое процитировала газета The Guardian, отказ следовать решению ЕСПЧ по такому «пустяковому» поводу будет означать открытое приглашение другим странам к жестокому обращению с заключенными. Другие депутаты, в том числе представляющие «правых», призвали правительство к компромиссу, аргументируя свою позицию тем, что, в случае отказа следовать решению ЕСПЧ доверие к понятию «права человека» в Европе, которые постепенно развивались после окончания Второй мировой войны, будет подорвано. Но во время предыдущих сессий парламента консерваторы почти не выражали беспокойства по этому поводу.

«По моему мнению, Великобритания нарушает права человека, – заявил телерадиовещательной корпорации ВВС Нильс Муйжниекс, комиссар по правам человека Совета Европы. – Во время своего председательства в Совете Европы (в начале 2012 года), Великобритания высказала очень твердую позицию против повторных рассмотрений (касающихся вопросов, по которым ЕСПЧ уже вынес свое решение) аналогичных дел в суде. В настоящее время 2500 британских осужденных ожидают решений ЕСПЧ по искам, касающимся реализации их права голосовать. Я надеюсь, что Великобритания в ближайшее время последует советам, которым уже последовали другие члены Совета Европы».

Справка

Как голосуют осужденные в Европе

В Германии, в Норвегии и в Португалии лишь лица, осужденные за преступления против государства или демократического порядка, теряют право участвовать в выборах.

Во Франции лица, осужденные к тюремному заключению на срок не свыше 5 лет, имеют право участвовать в выборах. Лица, осужденные более чем к пяти годам тюремного заключения, имеют право голосовать после отбытия ими не менее половины назначенного судом срока лишения свободы. Полностью лишены права голосовать лица, осужденные за коррупцию, хищения бюджетных средств и угрозы в адрес лиц, осуществляющих публичные функции.

В Италии и в Греции право осужденных голосовать зависит от тяжести совершенного преступления. Осужденные к пожизненному лишению свободы теряют это право автоматически.

США: поддержка и утешение

В США священники предлагают заключенным «поддержку и утешение». Все религии представлены в американских тюрьмах своими служителями. 90% заключенных заявляют, что они регулярно молятся.

В Соединенных Штатах 2,3 миллиона человек находятся в тюрьмах, это более 730 человек на 100 000 человек населения. Еще один рекорд в этой очень религиозной стране состоит в том, что более 90% заключенных заявляют о том, что они регулярно молятся. Свобода вероисповедания, гарантированная Первой поправкой к Конституции, таким образом, в полной мере относится и к тюрьмам, которые регулярно посещают священники самых разных конфессий.

Служение в пенитенциарных учреждениях для многих конфессий является приоритетным направлением их деятельности. Вот что указывается, например, на веб-сайте Американской Евангелическо-лютеранской церкви, которая считает, что ее капелланы должны постоянно находиться рядом с заключенными: «Заповедь Иисуса, изложенная в Евангелии, говорит о том, что необходимо посещать тех, кто находится в тюрьме».

В недавнем отчете, представленном крупнейшей исследовательской организацией Pew Research Center, указывается, что исправительные учреждения страны, многие из которых находятся под управлением частных компаний, всеми средствами стремятся внедрять программы, способствующие снижению рецидивной преступности.

Важную роль в снижении рецидивов играют и тюремные священники. «Миссия тюремного священника состоит в том, чтобы предоставить заключенным возможность исповедовать свою религию как можно с меньшими ограничениями», – поясняют в одной из евангелистских организаций, занимающейся тюремным служением.

В американских тюрьмах работают представители всех конфессий. Примерно 50% заключенных заявляют, что они являются протестантами, четверть от этого числа – евангельские христиане. Евангелические священники, и профессионалы, и добровольцы, имеют солидную подготовку. У них в обязательном порядке должен быть диплом о наличии богословского, духовного или религиозного образования, выданный аккредитованным религиозным учреждением.

К этому добавляется изучение специальной пасторской программы (во всех штатах требуется, чтобы тюремный священник прошел специальное обучение продолжительностью не менее 400 часов), необходимой, чтобы получить разрешение посещать тюрьмы и обеспечивать духовную миссию «поддержки и утешения» заключенных.

США: заключенные участвуют в родео

Родео – традиционный вид спорта в Северной Америке, исторически сложившийся в среде мексиканских и американских ковбоев; считается самым опасным видом спорта.

В штате Луизиана заключенные участвуют в большом родео, привлекающем толпы зрителей. Это интересный способ заработать средства для тюрьмы, а также своеобразная возможность развлечься и для самих заключенных, многие из которых приговорены к пожизненному лишению свободы.

В центре арены четверо мужчин вдыхают запах навоза, смешанный с запахом карамельного попкорна, который едят зрители, устроившиеся на трибунах. Усевшись на пластиковые стулья, положив руки на покерный столик, прочно погрузив ноги в грязь, которой заполнена арена, они ожидают выхода быка. А вот и разъяренный бык. Выигрывает тот, кто убежит со своего стула последним. Это один из этапов соревнования родео. И называется он – «покер заключенного».

Различить участников трудно: они все одеты в черные шлемы и защитные жилеты поверх полосатой униформы. Вот этот, которого зовут Малыш Тимми, молча молится. А у этого прозвище – Джаггернаут, он надеется, что поврежденная лодыжка не очень помешает, если ему придется спасаться бегством от разъяренного быка.

Рядом с ним сидит Тайгер, который хочет подтвердить свое звание чемпиона. Ну а последний – Бакет Хед – просто хочет, чтобы его семья им гордилась. И конечно, все четверо мечтают получить приз – 250 долларов и чемпионский пояс. Но самое главное, чего хотят эти четверо парней, – заслужить уважение со стороны собравшихся 11 тысяч зрителей, пришедших посмотреть на это тюремное родео, имеющее длительную историю.

«О нас много чего рассказывают. Вообще, на нас смотрят, как на животных… Но, когда я на арене, я вовсе не какой-то там демон с ножом, я ощущаю себя самим собой», – объясняет Тодд Плезанс по прозвищу Тайгер.

Когда-то тюремный центр штата Луизиана был плантацией, на которой работали рабы, в основном вывезенные из Анголы. По названию этой страны стали именовать и плантацию. А потом «Анголой» стали, соответственно, называть и расположенную на бывших плантациях тюрьму. Сейчас это самое большое пенитенциарное учреждение с высокой степенью безопасности в США. Заключенные работают на полях за два цента в час (1 цент равен 31 коп. – Ред.). В «Анголе» есть и «коридор смерти». А вообще в тюрьме сегодня содержится 6200 преступников, многие из которых осуждены за убийства, вооруженные ограбления и изнасилования. Кстати, насильники не имеют права участвовать в родео.

Благодаря продаже билетов на соревнования, которые проводятся два раза в год, пожертвованиям и продаже поделок, изготавливаемых заключенными, администрации тюрьмы удается финансировать реабилитационные программы. «Все это позволяет налогоплательщикам четко видеть, на что тратятся их деньги и как благодаря этим деньгам заключенные-мужчины могут изменить свою жизнь, – поясняет директор тюрьмы Бурл Кейн. – Большинство учреждений довольствуется тем, что они надежно запирают своих подопечных и хорошо их кормят. У нас здесь другие амбиции: дать этим людям надежду, которую они потеряли. В частности, такую надежду дает и участие в родео».

Сохранять надежду в тюрьме «Ангола» не так просто. К 80% заключенных, говорит директор, никто никогда не приходит на свидания. 95% из сидящих здесь здесь же и умирают. Но два раза в год, в апреле и октябре, они могут стать героями «самого сумасшедшего на юге страны спектакля». Для 33-летнего Трэвиса Джонсона, по прозвищу Бакет Хед, который в апреле выиграл «покер заключенного», все это вопрос воли. «Это по-настоящему крутые парни, – говорит Джонсон о своих соперниках, – но победителя выберет бык». Тот, кто выиграет «покер заключенного», сможет через неделю принять участие в финальных соревнованиях.

Многие зрители признаются, что испытывают симпатию к этим мужчинам. Впрочем, они ничего не знают об их преступлениях. Тимоти Гет по прозвищу Малыш Тимми и Кейзи Викс по прозвищу Джаггернаут были осуждены за вооруженное ограбление, а Джонсон и Плезанс – за убийство. 51-летний Терри Джонсон, бывший воспитатель, откровенно говорит: «Здесь больше шансов выиграть, потому что соперники – не профессионалы. Нужно быть действительно сумасшедшим, чтобы сидеть и ждать, когда бык тебя опрокинет наземь».

Пока Малыш Тимми, Джаггернаут, Тайгер и Бакет Хед ожидают своей очереди, на арене четверо других заключенных усаживаются за покерный столик. Гигантский черный бык вылетает из загона, как бомба, и несется прямо на них, разметая в стороны, как карточный домик, и мужчин, и стол, и стулья. «Вам понравилось?!» – кричит зрителям в микрофон ведущий. Толпа отвечает оглушительным «Да!». Вновь расставляются стол и стулья. 39-летнему Виксу выпадает сидеть спиной к быку – это самое опасное место.

«Здесь не нужно особых талантов, нужно просто везение, – говорит Плезанс. – Нужно только надеяться, что бык выбьет со стула не меня, а других». Плезанс, которому сейчас 38 лет, прибыл в «Анголу» в 2000 году. Здесь он трудится скотником и участвует практически во всех родео с самого начала своего срока заключения. Участвовать в этих соревнованиях имеют право только те, у кого безупречное поведение.

Канада: тюрьмы закрывают доступ к обучению

В тюрьмах все меньше и меньше уделяется внимания обучению. Федеральное сокращение бюджета ставит под угрозу соглашение, по которому учебное заведение Мари-Викторен обеспечивает в тюрьмах обучение на уровне колледжа.

Соответствующие курсы уже закрыты в двух тюрьмах федерального подчинения, расположенных в провинции Квебек: в пенитенциарном учреждении Леклерк, расположенном в городе Лавале, и в женской тюрьме города Жольетт. В первом случае решение принято на уровне правительства консерваторов, во втором – из-за отсутствия необходимого количества слушательниц-заключенных. Программы, по которым обучались заключенные, не будут возобновлены. Они не будут и перенесены в другие пенитенциарные учреждения.

В колледже Мари-Викторен говорят, что в настоящее время они ведут переговоры с тюремными властями, чтобы спасти свою программу обучения, которая находится под угрозой закрытия и в других учреждениях. «В общем, мы ведем переговоры», – говорит официальный представитель колледжа Натали Бомгартнер. Она не отрицает тот факт, что еще одна мужская тюрьма может лишиться своей программы обучения. «Мы пересматриваем соглашение», – вздыхает г-жа Бомгартнер.

Представители колледжа не хотят подробнее обсуждать сложившуюся ситуацию, чтобы не мешать ведущимся переговорам, но подчеркивают, что все эти изменения произошли в результате принятого в мае прошлого года федерального бюджета. Действительно, по этому бюджету Федеральное министерство общественной безопасности лишилось 179 млн долларов, из которых почти половина (85,5 млн) приходилась на исправительную систему.

На основании соглашения, заключенного между федеральным центром и провинцией, вот уже 40 лет как учебное заведение Мари-Викторен обеспечивает обучение заключенных на уровне колледжа в федеральных пенитенциарных учреждениях. Предлагаемые в настоящее время курсы позволяют получить диплом об окончании колледжа по классу гуманитарных наук (без математики), технический диплом по информатике и аттестат специалиста по компьютеризации малого бизнеса. Исправительная служба Канады подтверждает, что образование на уровне колледжа можно получить сейчас лишь в четырех федеральных пенитенциарных учреждениях провинции Квебек.

Для Кристиана Браена, который обучал заключенных в рамках программы колледжа Мари-Викторен, упразднение этих образовательных программ означает «ошибку». «Я знаю многих, кто у нас учился и благодаря этому смог получить работу после выхода на свободу. Учеба действительно помогла им изменить свою жизнь», – говорит этот преподаватель.

Поль Беланже, профессор Монреальского университета, считает удаление из тюрем образовательных программ «драматическим». «Это тем более странно, что в соседней стране – США – именно сейчас, в самом консервативном штате Техасе, пришли к выводу, что образование в тюрьмах является лучшим способом снижения рецидивной преступности», – отмечает он.

По мнению Жан-Пьера Симоно, исполнительного директора кафедры ЮНЕСКО Монреальского университета, школьные образовательные программы способствуют социальной реинтеграции заключенного к концу его срока наказания и являются «просто необходимыми». «В Канаде, и в Квебеке в частности, подавляющее большинство заключенных – 15 – 20 тыс. человек – освобождаются в течение четырех лет. Совершенно очевидно, что необходимо что-то делать, чтобы обеспечить безопасность граждан, и именно поэтому с самого начала срока отбывания наказания необходимо проводить программы, способствующие ресоциализации», – подчеркивает он.

Г-н Симоно сомневается, что правительству Харпера [ Премьер-министр Канады. ] удастся хорошо сэкономить, упразднив в тюрьмах образовательные программы, ведь 95% тюремного бюджета приходится на обеспечение безопасности и лишь 5% – на управление и различные программы. «Обеспечивать в тюрьме функционирование программ стоит совсем недорого», – утверждает он. Содержать заключенного в камере 24 часа в сутки из 24 365 дней в году, никуда его не выводя, полагает г-н Симоно, стоит гораздо дороже.

А вот криминолог Жан-Клод Бернхайм совершенно не удивлен отменой в тюрьмах учебы по программе колледжа. «В течение последних лет эти программы и так постепенно сокращали. И это неудивительно, поскольку у власти находятся консерваторы, – говорит он, напоминая, что программы университетского образования появились в канадских тюрьмах в 90-е годы прошлого века. – По моему мнению, нынешнее правительство хотело бы установить в пенитенциарных учреждениях «американский стиль». Это когда в одной тюрьме находится 2 – 3 тыс. заключенных».

Г-н Бернхайм считает, что целью правительства вовсе не является экономия денежных средств. Просто у него такая идеология. «Цель совершенно ясна. Это предвыборная кампания. Просто людям говорят: «Вы бедны, и вы вынуждены залезать в долги, чтобы ваши дети могли учиться. Будьте уверены, мы не позволим заключенным бесплатно получать образование»», – отмечает криминолог. Он удивляется: если так уж нужно экономить, то почему не предложить получение дистанционного образования с помощью Интернета? «Интернет запрещен в наших пенитенциарных учреждениях, но вот в Израиле, например, заключенные, включая палестинских террористов, имеют к нему доступ, и ничего страшного не происходит», – говорит г-н Бернхайм.

Составил и перевел Юрий Александров, альманах НЕВОЛЯ 

Читайте также: