Кто вы, Милорд и Муза? 60 лет назад в СССР испытали атомную бомбу

О советском атомном шпионаже написано много. Названы почти все иностранные источники стратегически важной информации. Среди них, порой не ведая того, оказались физики с мировыми именами: Альберт Эйнштейн, Роберт Оппенгеймер, Энрико Ферми, Лео Сцилард, Бруно Понтекорво, Нильс Бор. Но до сих пор все еще всплывают имена неизвестных героев, спасших мир в период холодной войны от ядерной катастрофы. 

Недавно в британской прессе появилась информация о том, что в 1941 г. в США информацию по ядерному оружию добывали агенты ГРУ Милорд и Муза. Имена этих источников англичанами не были раскрыты. Сегодня мы публикуем версию того, кто мог скрываться за псевдонимами неизвестных солдат невидимого фронта.

Шофер во главе резидентуры

О том, что в США начаты работы над секретным оружием мощного поражающего свойства, Сталину доложили в конце октября 1940 года. Это было сообщение агента ИНО НКВД Джона Кернкросса (Лист). В той шифровке говорилось: «…в Британском комитете по науке накануне обсуждался вопрос об англо-американском решении создать атомную бомбу». Выполнить задание Сталина — «внести ясность в этот вопрос» было поручено резидентурам ИНО НКВД и ГРУ как в США, так и в Англии. Уже в марте следующего года разведчики доложили о том, что «появление атомного оружия реально». После этого Объединенное бюро агентурной научно-технической разведки возглавил Лаврентий Берия.

Резидентура «Омега» действует

Поскольку действовавшие в США резидентуры ИНО НКВД и ГРУ к этому моменту еще не имели агентуры, способной решать задачи, которые ставила Москва, их решили укрепить. Если разведка НКВД пошла путем пополнения своих центров опытными кадрами из числа инженеров, то хитрые умом военные решили проявить сообразительность и преодолеть штампы. Создали в Вашингтоне специализированную резидентуру, которой было поручено взять на мушку американские атомные секреты. Присвоили ей кодовое наименование «Омега».

Занимавшегося исключительно «атомным шпионажем» резидента изобретательно прикрыли необычной для этой роли должностью шофера военного атташе. Полагали, что ФБР ни в жизнь не догадается пасти его по-серьезному. Сыграть роль шофера должен был 36-летний старший лейтенант Лев Сергеев (Морис). Главному резиденту ГРУ, руководившему легальными и нелегальными подразделениями военной разведки в Вашингтоне, Нью-Йорке и Сан-Франциско, было дано указание не перегружать Сергеева.

Можно себе только представить, каким тактом нужно было обладать старшему лейтенанту, чтобы не вызвать к себе негативного отношения со стороны «хозяина». Так между собой именовали руководителя всех резидентур ГРУ на территории США. А еще и актерским мастерством, чтобы не дать повода для подозрений тем, кто наблюдает и слушает.

Милорд заброшен в США

В Москве понимали, что начинать с нуля Морису будет трудно, и передали резиденту «Омеги» на связь завербованный в Лондоне источник с аристократическим псевдонимом Милорд. Известно, что агент прибыл в Вашингтон в июне 1941 года. Примерно в то же время, что и агент лондонской резидентуры ИНО НКВД Гомер (Дональд Маклин). Кстати, тоже аристократ из числа членов знаменитой «кембриджской пятерки».

Укреплять «Омегу» своими нелегальными кадрами взялась и компартия США, откомандировавшая в распоряжение военных разведчиков агента Музу. В сентябре 1941 г. Морис в отчете в Центр указал, что в агентурную сеть «Омеги» входят офицеры из американского министерства обороны, сотрудник одной разведывательной службы, несколько членов комиссий конгресса, а также ряд ученых и политиков в организациях особой заинтересованности ГРУ. В том, что в Москве руководитель работ по урану академик И. Курчатов получил возможность ознакомиться с 286 секретными документами по атомной энергии, был и немалый вклад «Омеги».

Награды нашли своих героев

Начальник ГРУ генерал-лейтенант И. Ильичев 22 февраля 1945 г. поздравил весь коллектив вашингтонской резидентуры «Омега» с Днем Красной армии и сообщил резиденту Л. Сергееву о том, что агенты Мастер, Доктор и Милорд награждены орденами Ленина, Малыш — орденом Красного Знамени, Муза — орденом «Знак Почета», Мерлин — медалью «За боевые заслуги». Кого скрывают оперативные кавычки, так и не обнародовали. Причина? Близкие родственники, связи, перспективы использования в дальнейшей работе. Одним словом — Конспирация.

А осенью того же года Указом Президиума Верховного Совета СССР были награждены сотрудники и кураторы резидентуры «Омега». Майор Л. Сергеев стал кавалером ордена Ленина. Его помощник старший лейтенант В. Грудинко (Чейс) получил орден Отечественной войны I степени. Капитана М. Савельева (Маров) наградили орденом Красной Звезды. Руководившие «Омегой» в Центре полковники М. Муромцев и М. Мильштейн получили ордена Ленина, а их «полководец» (начальник ГРУ генерал-лейтенант И. Ильичев) этим же указом был награжден орденом Кутузова I степени.

Псевдоним — ключ к провалу

В разведках всего мира существуют свои традиции. Иногда они выражаются в буквенных символах. Было очевидно, что организаторы и руководители «Омеги» в Москве полковники М. Муромцев и М. Мильштейн предпочитали давать своим подопечным псевдонимы, начинающиеся на одну с ними заглавную букву «М». В результате в составе «Омеги» появились резидент Морис, его помощник Маров, агенты Милорд, Муза, Мерлин, Малыш и Мастер. При этом их объединяло еще и то, что все они работали по атомному «Манхеттенскому проекту». Удобно и не перепутаешь, кто есть кто, хотя для дешифровальщиков противника это зацепка.

Любили в псевдоним заложить и дополнительное смысловое содержание, отражающее какие-либо черты агента. Иногда это был намек на происхождение источника. В этой связи уместно вспомнить, что в феврале 1943 г. ФБР вскрыло утечку информации об урановом проекте радиационной лаборатории в Беркли. Проверка показала, что каналом, скорее всего, является один из скрытых коммунистов, которого никак не удавалось идентифицировать.

Подозревали друга самого Роберта Оппенгеймера. Когда от ученого потребовали назвать имя этого человека, Оппенгеймер указал на профессора Калифорнийского университета Мориса Хаакона Шевалье. Последнего без шума уволили, после чего он уехал из Беркли. Был ли Шевалье Милордом, осталось за скобками. Посчитали, что Оппенгеймер по согласованию с коммунистами назвал контрразведчикам совершенно непричастного к атомному шпионажу человека, на которого, естественно, никаких улик не было.

А вот Музой, получившей за сотрудничество с ГРУ орден «Знак почета», скорее всего, была сотрудница госдепартамента США Элен Тенни. Ее в декабре 1945 г. сдала ФБР разочаровавшаяся в коммунистических идеалах другой агент советской разведки Элизабет Бентли (Умница). На встрече с шефом ФБР Эдгаром Гувером Умница, кстати, награжденная советской разведкой орденом Красной Звезды, назвала около 30 советских агентов, которые были задействованы в сборе информации по атомной проблематике.

Среди жертв Бентли оказались: лидер компартии США Эрл Браудер; бывший правительственный чиновник Джон Аби; помощник по особым поручениям президента Рузвельта Лоуллин Карри; сотрудник Комитета военно-промышленного производства и председатель комитета в министерстве торговли по вопросам экспорта в Россию Уильям Ремингтон; заместитель министра финансов Гарри Декстер Уайт; сотрудник комитета военно-промышленного производства Натан Грегори Сильвермастер; служащий сенатского комитета Чарльз Крамер (агент резидентуры «Омега» Крот); экономист Виктор Перло; служащие штаба ВВС Джордж Сильверман, Людвиг Ульман, Бортман, Московиц, а также сотрудник представительства МИ-6 в США Седрик Белфрейдж.

Видимо, не для всех американок советские ордена являлись закрепляющим фактором. Специалисты говорят, что после смерти возлюбленного Умницы в роли гаранта ее лояльности мог бы выступить новый мужчина. Если бы люди Берия соображали лучше, такого провала и не случилось бы.

Станислав Лекарев, Аргументы недели

Читайте также: