Смерть Колокольчика (из записок районного опера). Из мафии — во власть…

Умному свойственно ориентироваться на силу. Вчера в силе были мафиозники всех мастей и рангов, вот толпа жаждущих жизненного успеха в бандиты и подалась… Сегодня — полный поворот курса, и вновь у руля — держава…. Умные, понимая это, и рады бы, повернувшись лицом к обнажённой державной заднице, припасть в верноподданническом отлизе, но как быть с твоими менее толковыми подельниками, — с теми самыми, с которыми ты сам ещё вчера то самое государство грабил и разорял?..  

  Глава 14. Из мафии — во власть

…Середина 90-х сменилась самым их концом, и Семчугин почувствовал: пора опять менять «масть»…

Смута в державе заканчивалась. В борьбе кланов за власть в стране кто-то взял верх, и теперь всё подминал под себя, желая затем безбоязненно пожинать плоды нелёгкой победы.

Вчера ещё столь неуязвимые брателлы продолжали по старой памяти хорохориться и демонстрировать окружающим острые зубки, но дни их были сочтены. «Ментовские» и всевозможно — прочие державные «крыши» потихоньку «покрывали» одну за другой все бизнесменские «точки» (дань с них, сами понимаете, бралась вовсе не в госкарман), и все, кто этому объективно неизбежному процессу сопротивлялся — был обречён…

Смешно и спрашивать, хотел ли Семчагин быть стёртым с лица земли жалкой букашечкой… Ну разумеется — не хотел!..

И, в отличие от многих своих «коллег», не сумевших понять особенности текущего момента и быстренько перестроиться, он начал маневрировать…

Для начала — двинул свою кандидатуру на выборы в областной Совет, и легко победил прочих, сразу же стушевавшихся кандидатов… Но это ещё не было неожиданным ходом, — многие провинциальные «паханы» в то время тоже рвались в любые представительные органы — хотя бы для того, чтобы обзавестись общественным реноме и депутатской
неприкосновенностью…

Однако Борода пошёл много дальше, начаы врастать в структуры действующей власти всерьёз и надолго. Выполнял в областном Совете кучу обязанностей, провернул для города и области массу важнецких дел, выдвинул ряд важных инициатив по развитию производительных сил региона…

Никто не понимал, откуда что и берётся в этом крепко сколоченном и вроде бы тесноватом для мозговых извилин лбу, — не сто же вузов он позаканчивал!.. Видать, опытные и толковые советники оказались под его началом, и их советы выслушивались им внимательно… А может – и сам был самородком, и доходил до всего своим умом и интуицией…

Семчагин хотел доказать государству, что — «свой» и полезен, а потому и не должен быть списан в расход, на что были обречены все остальные, его кореши и корефаны… Наоборот — есть резон приспособить его к делу, и поставить в общий строй, обеспечив при этом своим местом у державной кормушки…

Прямо говоря. эта метаморфоза «из мафиозника во власть» начала ему удаваться, как до этого удавалось вообще всё, за что он брался…

Двери и губернаторского, и мэровского кабинетов всегда были широко распахнуты для влиятельного предпринимателя-депутата… Потихонечку вновь замелькал Борода в газетных статьях и на телевидении, причём — исключительно со знаком «плюс», без всяких намёков на его будто бы криминальное прошлое и компрометирующие связи…

…А и в самом деле, он что — ранее был судим, или хотя бы находился под следствием?.. Нет!.. Никто ни в чём и никогда его не уличал и не уличит… А стало быть – и нечего клеветать на товарища, утверждая голословно: «да он же — главарь энской мафии»… Сперва докажите с фактами в руках — а потом и клевещите!..

…Заодно решил Семичагин и политическую карьеру заделать. Но тут, правда, вышла у него маленькая оплошность…

Партий ведь в стране развелось — как тараканов, и как тут правильно скумекаешь — в какую выгоднее вступить?.. Вот Борода по наивности и ткнулся в «Партию Защитников Отечества», возглавляемую не кем-либо, а самим Премьер-министром!.. Казалось абсолютно ясным: партия — правительственная, и кто с ней — тот с властью до конца и навеки!

И вдруг — бац: Премьер отправлен в отставку!.. И не чтоб с Президентом они что-то не поделили, упаси Боже… Премьер сто раз за день клялся, что верен своему патрону до гробовой доски, и всё такое!.. Но — отставлен же!.. Правительство возглавил другой, помоложе и пошустрее…

Созданная отставленным «эксом» «правительственная партия» оказалась как бы не у дел, хотя и продолжала всячески вопить о своей официозности и верном следовании президентскому курсу… Бывший Премьер оставался её Лидером (должен же человек хоть чем-нибудь общегосударственным заниматься!), но это лишь роняло авторитет партии, особенно на местах, где чиновники всех рангов косились подозрительно: «А-а-а, это партия того самого господинчика, которому некогда доверял, а затем отказал в своём доверии Президент…»

И — всё. Никто уж всерьёз на тебя не поставит, и доверять тебе не будет. Хотя, повторюсь, формально ПЗО оставалась на плаву и в стане властей, но это был политический мыльный пузырь, лишь пародия на былое влияние и славу…

Вот в эту Партию Защитников Отечества нашему Семичагину и посчастливилось ненароком вляпаться — за две недели до отставки её Лидера, Премьер-министра!… Да ещё кем — заместителем председателя городской организации ПЗО!.. Обмишулился человек, одним словом… Но – ненадолго!.. Умный же… маневренный… быстрый!..

Первым делом Семчагин примкнул к некоему созданному под патронатом Президента Общественному Фонду, пожертвовав на его деятельность кругленькую сумму… Затем – перетащил в ряды активистов значительную часть контролируемых им членов городской ячейки ПЗО… И уж на заключительном этапе — вышел из рядом партии, и вывел за собою всех верных ему однопартийцев, — под тем интересным предлогом, что преданные-де линии Президента люди не могут одновременно состоять в двух и более поддерживающих Президента структурах!.. А кто сказал, что не могут — неизвестно… Но раз Борода говорит — значит, есть такая установка!.. Вот и побежали из ПЗО даже многие из тех, кто днём раньше и не думал никуда из неё бежать, а собирался героически жить и умереть пламенным пезеошником… …

Так что крепко стоял на ногах господин Семчагин, — ни с какого конца не ужалишь, везде защищен, от всего гарантирован, всюду принят и уважаем…

И когда начались ментовские наезды то на одного, то на другого из бандитских «авторитетов», — сочувствовал «своим» Борода, печально качал головой на «сходняках», чуть ли не с жалобой в Парламент обратиться обещал, но так всё словами и кончалось… А брателл – то сажали, то убивали прямо на улице, то изгоняли из города… Между тем, как над самим Семичагиным – ни единой грозовой тучки!.. Умел человек жить, одним словом…

И пошли среди братвы нехорошие базары насчёт того, что скурвился Борода… Чуть ли не продался он, и с ментурой ныне — в одной спайке!..

А Бороде и такие разговоры – в масть!.. Они – как доказательство новым «своим», что со старыми «своими» он уж не контачит, окончательно превратившись в мирного «комерса»… Государство не даст в обиду такого полезного человека!.. А все, пытающиеся на него наехать — получат жестокий укорот!..

Да и получили его многие из тех, кто попытался сделать Бороде предъявы «по понятиям»… Страшна и горька оказалась их участь!..

…Замечу попутно: многие заметные люди у нас стали заложниками своих вчерашних поступков.

Умному свойственно ориентироваться на силу. Вчера в силе были мафиозники всех мастей и рангов, вот толпа жаждущих жизненного успеха в бандиты и подалась… Сегодня — полный поворот курса, и вновь у руля — держава…. Умные, понимая это, и рады бы, повернувшись лицом к обнажённой державной заднице, припасть в верноподданническом отлизе, но как быть с твоими менее толковыми подельниками, — с теми самыми, с которыми ты сам ещё вчера то самое государство грабил и разорял?.. Они ж не поймут твоих маневров! Пожалуй — и отомстить попытаются!.. А нет – так хоть замарают, сообщат через прессу и контролирующие органы про твои вчерашние дела-делишки… А от них тебе и с импортным мылом — не отмыться!..

Так что неминуемы завтрашние столкновения со своими вчерашними со-единщиками, причём – всерьёз, без компромиссов, до полного уничтожения одной из воюющих сторон… А сегодня – только подготовка к завтрашним боям. По привычке ещё произносятся былые клятвы в дружбе и преданности, но плацдармы для будущих атак уже подготовлены, кандидатуры к ликвидации — намечены, а кое-кого втихомолку уж и ликвиднули…

…»Низы», наш шибко доверчивый народишка, Бороду по прежнему любил – и за вчерашнюю молодецкую удаль, и за сегодняшние депутатские обещалки-успехи… «Верхи», в лице как госструктур, так и теневых лидеров, считались с Семчагиным как с реальной силой, на которую в случае необходимости можно опереться, используя её в своих интересах.

И лишь «средний слой», достаточно проинформированный, но недостаточно втянутый во все эти игры и разборки, к Ивану Ильичу относился не так чтоб и очень…

Кто своих предал раз — тот и чужих когда-нибудь предаст. Это — закон. А Борода уж стольких сдал-то!..

Бегал туда-сюда по бескрайнему полю жизни… Несолидно как-то — для серьёзного человека!..

Так что не спрашивайте меня, за что глухо недолюбливают в районном угрозыске этого позавчерашнего спортсмена, вчерашнего бандитского заправилу, сегодняшнего полномочного защитника народных интересов (кстати, недавно с одобрения областных властей он выдвинул свою кандидатуру и на парламентских выборах!)..

Уж больно ловок, стервозник!..

Глава 15. В ограбленном особняке

…С такими мыслями подходил я к стоявшему на вершине холма и заметному издали двухэтажному особняку депутата областного Совета.

Тут уж было полно автомобилей — «ментовских», «прокурорских», «брателловских», всяких…

У райотделовского «уазика» поймал одного из наших оперов, и расспросил насчёт случившегося… Оказывается, сегодня ночью трое неизвестных злоумышленников в масках, воспользовавшись отсутствием укативших на загородную дачу хозяев, отключили сигнализацию, залезли через окно кухни в дом, оглушили охранника, связали домоуправительницу, и затем — неспешно покопались в комнатах, собрав в мешки и узлы все самое ценное и удобное для выноса: золото, брильянты семчагинской супружницы Клавдии, аппаратуру, разнообразное «шматьё», ещё кое-какую мелочёвку…

В кабинете Ивана Ильича стоял сейф импортного производства, — маленький, компактный, с чертовски надёжными запорами… Так чего удумали нехристи?.. Возиться с сейфом не стали, а выволокли его через окно на улицу, и, загрузив в свою машину (старенький грузовичёк-ГАЗик, накануне угнанный у лохнувшегося водилы в соседнем районе), увезли в неизвестном направлении. (Забегая вперёд, скажу, что спустя сутки грузовик найдут за городом в лесопосадке, а на земле рядом — распотрошенный с помощью кувалды сейф… И в самом деле, зачем возиться с хитроумным замком, если можно элементарно пробить кувалдой заднюю стенку сейфа?!)

Утром вернулся с дачи Борода, обнаружил в доме погром, стонущего охранника и связанную служанку, и – вызвал милицию. Ну и понаехали наши сюда скопом, словно и впрямь что-то выдающееся случилось… Словно убили тут сто человек, или готовили теракт против самого господина губернатора…

А на самом деле одни — хотели отметиться перед внимательными очами Бороды, чтобы видел: заботятся о нём и лелеют… Другие — мечтали на расследовании грабежа у богатенького дяденьки заработать лишнюю копеечку… Третьим же — интересно поглазеть, как подобные деятели живут, и что там у них дома находится, — когда ещё выпадет возможность попасть на эту охраняемую территорию!..

Я вошёл в дом. Начальства с «большими звёздами» здесь уж не было — с утра отметилось, и укатило по своим важнецким делам. Но зато понаехали «спецы» из УБОПа. На фоне прибывших расследовать вполне заурядный грабёж трудяг из районной уголовки, матёрые бойцы с оргпреступностью смотрелись экзотическими птицами большого полёта.

Одного из них я узрел в разгромленной гостиной у трюмо — примеряющим себе на палец случайно не захваченное бандитами массивное золотое кольцо. Оно на мясистый крючковатый палец никак не налезало. УБОПовец несказанно огорчался, словно окажись перстень по его размеру — так и планировал уйти в нём… А – не уйдёшь ведь, если только кольцо внесено в протокол осмотра. (Впрочем, о чём я? Протокол можно сто раз переписать…)

«М-да… А Людке моей подошло бы в самый раз!» — печально констатировал сотрудник грозного учреждения, и со вздохом положил кольцо обратно на трюмо. Снимавший с зеркала отпечатки пальцев эксперт-криминалист осуждающе покосился, и в его глазах читалось: «Барины!.. Понаехали, строят из себя всяких, а сами — только следы затаптывают, и работать мешают…» Но – ничего не сказал, «с дерьмом только свяжись!»

В соседней комнате громко разговаривал по «мобилке» другой УБОПовец. Судя по отдельным репликам — говорил со своей любовницей, договариваясь насчет завтрашней встречи… Поминалась и жена говорящего: «Как бы моя кикимора не пронюхала…» Очень смешно.

Вообще же из общего настроя в помещении я почуял, что УБОП расследование этого преступления берёт на себя. Дескать, тут замешаны такие связи и взаимоотношения, что не операм-пахарям с «земли» докопаться до истины… Что ж, может и так…

Но если б они – расследовали!.. А то знаем их стиль… Пройдутся только по верхушкам, а как упрётся следствие в тупик (при таких горе-расследователях — упрётся в тупик обязательно!) — сразу скиснут. Слиняют, потеряют к расследованию всякий служебный интерес, и позже, когда все горячие следы остынут, и раскрыть что-либо станет практически невозможно — отдадут дело нам: «Ладно, так и быть – теперь и вы расстарайтесь!..» Сколько уж раз подобное случалось…

Я заглянул в остальные комнаты. Везде либо валялись разбросанные вещи, либо сидели и стояли какие-то люди с расстроенными лицами… Кто-то рядом, за стенкой, плакал как по покойнику (семчагинской жене было жалко брильянтов!), кто-то нервно курил…

Никто не теребил меня поручениями, не давал важных заданий, и по всему замечалось, что основные следственно-оперативные действия уже произведены, и в присутствии ещё одной оперативной единицы надобности нет ни малейшей.

Можно было потихонечку и линять, — на работе меня ждала куча других, куда более срочных и требующих моего обязательного участия делишек… Я двинулся осторожно к выходу, и уж у самой двери неожиданно наткнулся на самого Семичагина.

Могучий как трактор, широченный в плечах, тёмный взглядом… Не мною первым замечено, какие всё ж зверские рожи у этих спортсменов… На любого чемпиона пристально взгляни — ну такая угрюмо-устрашающая образина!.. То ли победить в большом спорте только и способны люди с внутренним миром неандертальца, то ли, напротив, двигают сюда любые, в том числе и интеллигенты, но под влиянием охвачивающей их регулярно во время схваток на помосте ярости — потихонечку теряют человеческое подобие… Не знаю! Но только одухотворенные глаза и умное лицо встретить у спортсмена так же трудно, как и выиграть в карты у профессионального «каталы»…

Будка у Бороды была ещё та — вся в каких-то впадинах и буграх, — зловещая, навевающая ужас, с чем-то неуловимо-неумолимым во взгляде… Но чувствовалось, что какое-то время с Бородой поработали имиджмейкеры, пытаясь преобразить страшилу во вполне цивилизованного господинчика, — одежда подобрана со вкусом, причёска – фасониста и заковыриста, ухоженность бороды вызвала бы завистливый вздох у любого обладателя такого же волосатого сокровища… Получился какой-то полуфабрикат. Нечто переходное от гориллы к гомо сапиенсу. Не хватало лишь какого-то заключительного штришка, чтобы восхищённо зацокать языком: «О, какой представительный мужчина!», либо же, наоборот, содрогнуться: «Ну и уродище!..»

Скользнув по мне внимательно-равнодушным взглядом, и не узнав (что и неудивительно — ввиду малозначимости моей личности в окружающем пространстве), Борода хотел пройти мимо, но что-то толкнуло меня спросить наивно: «Простите… А сколько же было там… в сейфе?..» Мгновенно насторожившиеся глазки осмотрели меня вновь: «Молодой… Одет неказисто, в штатском… Вроде — из «шестёрок»… А там — кто знает?.. Может, из городской прокуратуры?!. Там некоторые любят одеваться поскромнее, чтоб лишний раз не светиться доходами!» — вот что, должно быть, подумал обо мне Семчагин.

Как игрок предусмотрительный, он ни на кого из могущих оказаться полезным не хотел произвести плохого впечатления. Мало ли что в будущем случится — авось сгодится когда-нибудь и этот мелкарь!..

Поэтому не послал он меня на три буквы за моё воинствующее любопытство, и даже не окатил презрительным молчанием, а совсем напротив — после короткой заминки ответил кротко и кратко: «»Да так… В общем, около 30 тысяч долларов…»

Ого!.. Для наших провинциальных широт — сумма!.. (Но это — лишь в те далёкие и описанные здесь времена, когда за эти деньги можно было купить 5 квартир на окраине Энкска. С тех пор доллар реально обесценился раз в десять, не меньше). Откуда такая сумма у господина Семчагина, если, согласно заполненной его собственной рукой налоговой декларации, весь его доход за прошлый год составил 12 тысяч долларов?.. И потом, это он для отмазки сказал — 30 штук… А сколько же там было В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ?..

«Да? Ох как жаль!» — лицемерно скривился я, в глубине души поражаясь собственному лизоблюдству. Ну какого хрена корчить сочувствующего — мне что. за это двугривенный в ладонь кинут?!. Никакой реальной пользы от притворства не было… Но как же въелось в наши гены угодничество перед всеми, кто выше и богаче тебя…

…Заслышав лакейские нотки в моём голосе, Семчагин, как-то враз потеряв ко мне всякий интерес, величаво прошёл мимо, не удостоив даже прощальной улыбки. Не знал дядя, что я ещё мизернее, чем ему показался, я — всего лишь дешёвый районный опер!..

И это передо мной,. ментовской подстилкой, он ещё соблагоизволил что-то вякать в объяснение, и назвать какие-то цифры… Посмотрел я ему в спину ненавидящим взглядом. Хотелось сказать ему что-нибудь грозно и разяще, но за каждое лишнее слово, сказанное сейчас Семчагину, меня бы потом руководство драило во все щели, — поэтому ничего больше ему и не сказал.

А вместо этого — отправился в ближайший пивбар, и на добрых две трети часа засел за парой бокалов пива…

Глава 16. Поиски грабителей

…Следствие пошло полным ходом.

Если честно, то никто в РОВД не сомневался, что при нормальном течении событий грабителей быстро изловят.

Ведь Борода – это фигура, это — ИМЯ!..

Покуситься на его имущество могли лишь какие-то отмороженные дешёвки, которым всё – по барабану, — лишь бы денежку хапнуть, да по кабакам её промотать!.. А что с ними потом за это сделают – их уж не колышет…

И мы рассчитывали, что сами «авторитеты», взбешённые произошедшим, быстренько вычислят имена этих отморозков, найдут их и сдадут уголовке — либо в живом состоянии, либо (что более вероятней!) слегка изрезанными и разобранными на составные… Но обязательно – в сопровождении улик и вещдоков, уверенно доказывающих, что именно эти фраера честного дядю Бороду и бомбанули…

Но дни шли, летели недели, а никто нам этих разбойничков — не сдавал.

Более того, нигде не всплывало и что-либо из украденного!.. А ведь объём добычи — незауряден… Куда ж всё подевалось?..

В одиночку такое дельце не провернёшь – только группой. При многочисленности же участников кто-нибудь из них просто не смог бы никому не проговориться, и не кинуть где-нибудь пару намёков, а уж потом сказанное им, через сеть наших сексотиков, непременно дошло бы и до нас… Но – нигде и ничего… Тишь полнейшая!..

Как докладывали агенты, о произошедшем среди криминалов говорили много, но именно — как посторонние, как бывшие не при делах, и никто не «подписыался» на соучастие, или хотя бы на свою личную информированность о произошедшем…

И лишь один слушок проскользнул «низом»…

Говорили, что бабок в сейфе было не 30 «штук», а намного больше (по словам одних — сто тысяч долларов, по утверждению других — чуть ли не миллион, но последнее, скорее всего — уж чересчур)… И были то, якобы, не деньги самого Семичагина, а «общаковские», то есть принадлежащие его влиятельным дружкам-«авторитетам»… Держать свою казну у Бороды, мол, казалось им безопаснее (не будет же милиция делать налёт на его адрес!), вот за какой-то свой законный процентик он бабки и придерживал, а их кто-то шустрый, стало быть — вмиг и оприходовал…

Но так это или не нет — поди проверь!.. Не у Бороды же уточнять…

Всё более казалось правдоподобным, при таком раскладе, что наезд на Бороду — вовсе не случаен, и организовали его не менее серьёзные люди, чем он сам… Оно стало как бы предупреждением: до этого ты был неприкасаемым, ты был одним из нас, но смотри, что может с тобою случиться в любую секунду… Берегись, и немедленно делай выводы, а не то…

Рассуждая теоретически, ограбление своего особняка мог подготовить и сам же Семчагин. Выгоды две: бабки в «общак» возвращать не надо, и государству — докажет, что полностью порвал с криминалом, раз уж сам стал объектом «наезда»… Контрвозражения: взамен похищенного «общака» Семчагину всё равно придётся отдавать его владельцам собственные бабки, а доказывать державе что -либо подобным образом смысла нет ни малейшего, — не такие уж умники сидят в госаппарате, чтобы на подобные тонкости как-то реагировать…

Ещё одна версия: ограбление подстроено одной из госструктур (тем же УБОПом, например), чтобы стравить Бороду с его нынешними (пока ещё) корешами-брателлами, и спровоцировать войну между ними. Минус версии: опять-таки слишком уж тонко для наших чиновников, да и не выгодна сейчас никому открытая война в городе между кем-либо… А при надобности — любую ставшую неугодной ему сторону государство и без всяких войн укротит…

Все эти версии и контр-версии районный угрозыск рассматривал чисто теоретически, ибо оперативное сопровождение по делу об ограблении гражданина Семчагина вели сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью.

Но прошёл месяц, и на очередной оперативке начальник угро «обрадовал»: УБОП с разбоем у Бороды окончательно обоссался, и теперь валит его на нас: дескать, извольте кушать эту вчерашнюю блевотину!..

Заслышав такое, опера заматюкались, прекрасно понимая, какую безнадёгу спихивают на наши и без того утомлённые плечи… Но делать нечего, — попытались что-нибудь сделать…

Я в тех расследованиях участвовал лишь пунктиром. Велят сходить туда-то и допросить того-то, или же найти такого-то, и привести его в РОВД — иду, ищу, допрашиваю, привожу…

Но краем уха кое о чём- наслушался, и поэтому могу немножечко рассказать…

В принципе, любую серьёзную кражу или ограбление можно раскрыть, отталкиваясь от обратного, то есть — определив те источники информации, без получения которой совершение данного преступления — невозможно.

Скажем. в данном случае грабители явно заранее знали и о существовании мини-сейфа, и о том, что в нём находится крупная сумма баксов, и приготовились этот сейф вывезти, накануне угнав подходящее авто…

Кто же им это рассказал?.. Откуда утечка сведений?..

Далее, только наивный думает, что очень просто — отключить сигнализацию, залезть в окно семчагинского особняка, и напасть на мирно храпящую обслугу… На самом деле отключить импортную и дорогостоящую систему сигнализации — очень даже непросто, однако факт налицо — её отключили…

Согласно акту технической экспертизы, в момент нападения сигнализация была отключена ИЗНУТРИ ДОМА с помощью некоего спецустройства, не обнаруженного на месте преступления, то есть, скорее всего — унесённого налётчиками вместе с собою…

Как предполагали эксперты, это устройство заблаговременно доставили в дом Семчагина, и установили в строго определённом месте, а в нужный момент — задействовали радиосигналом извне. Начав функционировать, оно и подавило работу охранной сигнализации…

Кем и когда установлен этот «жучок-вредитель»?.. Естественно, сразу появилась версия, что у грабителей в доме был сообщник… Круг подозреваемых оказался узок: супруга Семчагина (но зачем ей красть собственные брильянты?.. разве что – для отвода глаз…), его охранник, домоуправительница, и ещё четверо регулярно наведывающихся в особняк фигурантов…

«Пробили» их всех — никаких зацепок.

Тогда стали проверять вообще всех, кто бывал в доме у Семичагиных за последние пару месяцев, число подозреваемых сразу же многократно увеличилось, что усложнило задачу,, и сделало проверну вынужденно поверхностной…

В числе прочих фигурантов мелькнуло и с десяток «девочек по вызову», которых в отсутствии часто отдыхавшей на курортах супруги вызванивал на дом любвеобильный Семчагин. Нашли и опросили их всех — неких Таньку, Вальку, Анжелку, Алку, Наташку, ещё одну Таньку, и даже какую-то Лианеллу… Ничего особенного, обычные соски из числа не очень дорогих
(жадноватый Борода явно экономил на «классе» вызываемых дам)…

Никто из них не тянул на роль хладнокровной лазутчицы, и насчёт их связей с оргкриминалом тоже никаких сведений не было.

Сошлись во мнениях на том, что «наезжал» на Бороду кто-то из «законников», недовольных его сотрудничеством с властями. Возможно даже — один из тех, кто держал у него свой «общак» (вот откуда у грабителей информация о сейфе!)… «Заглушку» же в доме установили не иначе как с помощью какой-то хитроумной каверзы, о сущности которой можно гадать сколько угодно, но истины всё равно не узнаем, пока не найдём грабителей…

В середине марта уголовное дело прикрыли «в связи с отсутствием подозреваемых»…

По промелькнувшим среди криминала слухам, Борода то ли вышел на своих обидчиков и самолично покарал их, то ли вышел на них заочно и сумел как-то полюбовно договориться… Так или иначе, но у его супруги в ушах якобы вновь замелькали ранее украденные брильянты, и о предъявах Бороде по поводу не-возврата им похищенных у него «общаковских» их владельцами тоже ничего не было слышно… Значит, так или иначе, но всё – уладилось!..

А районной уголовке — и ладушки, мы и довольны… Нам ведь что главное?.. Чтоб в открытую никто друг в дружку не пулял, и не грабил, тем самым портя нам отчётность и показатели раскрываемости… А остальное — до лампочки!

Всё — тип-топ, когда всё — тихо!..

Но увы… Тихо в этот раз – всё равно не получилось!..

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: