Братский грех. 5 братьев Боцвинюк из Украины погорели в США на торговле людьми

В Филадельфии вынесены приговоры двум братьям-украинцам, обвинявшимся в торговле живым товаром. 6 июля 52-летний Омельян Боцвинюк был приговорен к пожизненному заключению плюс к 20 годам тюрьмы. Столь странный для федеральной системы приговор объясняется негодованием суда на проделки Омельяна. На следующий день федеральный судья Пол Даймонд приговорил 38-летнего Степана Боцвинюка к 20 годам лишения свободы.

Громкое дело

В конце проходившего осенью судебного процесса Омельян Боцвинюк был признан виновным в рэкете, под которым в США подразумевается организованная преступная деятельность, и в вымогательстве.

Присяжные одновременно признали его младшего брата Степана виновным в рэкете, но оправдали его по обвинению в вымогательстве.

Слева — Омельян Боцвинюк, приговорен к пожизненному заключению плюс к 20 годам тюрьмы. Справа его брат Степан — приговорен к к 20 годам лишения свободы. Photo courtesy of US Attorney’s Office

Кроме Омельяна и Степана, по делу проходят Михайло, Емельян и Дмитро Боцвинюки.

Четверо братьев были арестованы 30 июня 2010 года: Степан — в США, Омельян — в Германии, откуда его через несколько месяцев выдали американцам, а Михайло и Ярослав, который также известен под фамилией Чурук, — в Канаде, где они до сих пор ждут выдачи в США.

Оба несколько раз звонили мне из Канады, где их выпустили под залог, жалостно уверяли в своей невинов­ности и винили в своих неприятностях украинских следователей, которые, по словам братьев, состряпали дело против них. Как часто бывает в таких случаях, Михайло и Ярослав звучали совершенно искренне. До суда они считаются невиновными.

Пятый брат — Дмитро находится в розыске. По данным суда, он живет на Украине, с которой у США нет договора о выдаче. По версии агентства АР, он умер.

Главой преступной группы, которую власти США называют «Организацией Боцвинюков», считают Омельяна. Кроме братьев, в нее входили их неназванные сообщники на Украине, в Мексике, Польше и США.

Как явствует из судебных документов, члены организации вербовали молодых украинцев на работу в США, суля им по 500 долларов в месяц на всем готовом. Оргнабор в основном велся в небогатой Черновицкой области. Вербовщики обещали въезд в США на законных основаниях и говорили, что когда украинцы отработают долги, они смогут уйти на вольные хлеба.

Как заметил судья Даймонд, «Организация не выполнила ни одного обещания». В частности, въезд в США не был ни законным, ни прямым. Перед отъездом будущие гастарбайтеры выправляли себе не американскую, а мексиканскую визу. Типичный маршрут выглядел так: автобусом до Киева, машиной до Польши, самолетом до Германии или Голландии и, наконец, авиалайнером до Мехико, где рабсилу наставляли, как давать взятки мексиканским чиновникам.

Из Мехико их довозили на машине до пограничного города, обычно Тихуаны или Мехикали.

Украинцев, которые не знали английского, учили, как сказать американским пограничниками «US», выдавали им одежду североамериканского образца и отправляли их пешком на пограничный пункт. Поразительно, но некоторым удавалось пересечь таким образом границу США.

Других заворачивали. Им было приказано делать новые попытки до тех пор, пока они не пройдут в США или не будут задержаны американскими властями. Задержанных держали за решеткой в Калифорнии. Организация приставляла к ним адвоката, который помогал украинцам подать на политическое убежище.

После этого выпускали, вручив им временное удостоверение личности и назначив дату судебного слушания. Вместо этого они садились на автобус и ехали в Филадельфию домой к Омельяну, который встречал их приветствиями вроде «давно пора, сучка!» или «так ты здесь, грязная шлюха!»

У потерпевших отнимали паспорта и иммиграционные справки, зачисляли их в бригаду и иногда в тот же вечер отряжали на уборку домов, лавок и больших универмагов типа Walmart и Target.

Работали в основном в Филадельфии, но иногда командировались в другие штаты, например, в Мэриленд или Нью-Йорк.

Работать заставляли без выходных и праздников, хотя делали исключение для Рождества. Обещанных денег не платили, давая вместо них сущие гроши.

У Омельяна, Степана, Ярослава и Михайло были в Филадельфии отдельные дома, в которых ютились члены их бригад — по несколько человек в одной комнате. Иногда спали в коридорах и по двое на одном грязном матрасе.

По словам судьи, Организация держала потерпевших в повиновении угрозами и насилием. Их держали в постоянном страхе и пугали, что если они обратятся в полицию, то их немедленно арестуют как беспаспортных нелегалов. Омельян регулярно называл женщин «суками» и «шлюхами», а мужчин — «пидорами» и мог беспричинно стиснуть им мошонку, вызывая страшную боль.

Описания изнасилований, которым Омельян подверг одну из девушек, закодированную как М.С.1, леденят кровь, отмечает судья Даймонд в одном своем решении. Один раз он привел двух друзей и изнасиловал несчастную втроем. Другой раз он насильно совершил с нею анальное сношение, вследствие чего у женщины открылось кровотечение, не кончавшееся два месяца. По словам Даймонда, в больницу ее так и не пустили.

Потерпевшая О.Х. показала на суде, что обвиняемые на глазах у нее избили одного неудачного беглеца до потери сознания, потом окатили его водой, чтобы привести в чувство, и продолжали экзекуцию.

На суде выступили в общей сложности 9 потерпевших и часть их родных. Защита доказывала, что свидетели стараются заработать специальные визы категории Т, на которые могут претендовать такие потерпевшие, и поэтому возводят на подсудимых напраслину.

Прокуратура подтвердила, что пять из ее свидетелей действительно могут просить теперь такую визу, но отрицала, что они наговаривают ради нее на Боцвинюков. Присяжные в конечном итоге поверили свидетелям обвинения.

Голь на выдумки хитра: потерпевшие ухитрялись тайно подрабатывать на стороне и так копили деньги на побег от братьев. В 2002-2003 годах разбежалось большинство из них, и уборочная империя Боцвинюков прекратила существование.

Два брата уехали в Канаду. Омельян торговал автомашинами и копил деньги на переезд в Германию, где он так пришелся по душе своим соседям, что перед приговором они прислали судье письмо в его защиту. Они характеризовали Омельяна как «очень учтивого человека, некурящего и непьющего» и примерного семьянина.

Судья, однако, напомнил, что по крайней мере до 2007 года Омельян продолжал при личных встречах и по телефону запугивать родных потерпевших на Украине, требуя, чтобы его бывшие рабы, все еще скрывавшиеся в тот момент в США, выплатили недоимки Организации Боцвинюков.

Для пущей убедительности он угрожал родственникам и их малолетним детям. Одну девочку он, например, угрожал отдать в публичный дом.

Поскольку угрозы продолжались до 2007 года, пятилетний срок давности по этому делу не кончился до марта 2010 года, когда братья были официально привлечены к суду.

В конце процесса, 5 октября, Омельян вызвался сесть на свидетельскую статью и дать показания в свою пользу. Он категорически отрицал вину и, как и его братья в Канаде, утверждал, что явился жертвой «бандитов» из украинской милиции, а также знакомых и соседей, завидовавших его автомобильному бизнесу и гражданству США.

Что до его брата, то судья назначил ему нового адвоката после того, как Степан начал угрожать старому.

Автор: Владимир Козловский, Нью-Йорк, Чайка №15 (218

Читайте также: