Борьба с русской мафией в Великобритании

В Великобритании русская мафия не устраивала стрельбы на улицах, воюя за контроль над притонами и казино: целью был Лондонский Сити. Криминал выбрал именно Сити для перехода в легальное поле по схеме, изложенной в «Крестном отце-3». Нельзя сказать, что британцы не знали, с чем они столкнулись. Но и нельзя сказать, что им удалось придумать адекватный ответ. В середине 90-х кто только не занимался борьбой с мафией в Великобритании: несколько структур в полиции, включая Национальную службу криминальных расследований (National Criminal Intelligence Service) и Скотленд-Ярд, кроме того, в контрразведке MI5 с начала 90-х существовал отдел D7 по борьбе с оргпреступностью, а в разведке MI6 в конце 80-х было создано управление по борьбе с наркотиками.

Причина, по которой спецслужбы тоже приняли участие в борьбе с мафией, вполне прозаична — после окончания холодной войны и последовавшего за ним перемирия с Ирландской республиканской армией спецслужбам нужно найти себе новое применение. Именно тогда в разведке MI6 изобрели для себя такое специфическое поле деятельности, как помощь правительству Колумбии в борьбе с местными наркобаронами. По тому же пути последовала контрразведка MI5, еще в начале 90-х столкнувшись с новой для себя угрозой — деятельностью чеченских группировок, — правда, тогда это кончилось скандальным провалом. В феврале 1993 года двое полицейских осуществляли наружное наблюдение за номером в фешенебельном отеле, где проживали два чеченца — Руслан Уциев, один из близких соратников Дудаева, и его брат Назабек. Оба подозревались в отмывании денег, в незаконных операциях с алюминием и покупкой оружия, но важнее был тот факт, что один из них был информатором MI5. Вскоре офицеры получили звонок из Скотленд-Ярда с приказом снять наблюдение, поскольку их должна заменить бригада наружного наблюдения MI5. Когда бригада покинула наблюдательный пункт, в номер Уциевых вошли двое неизвестных и застрелили братьев. Это был один из крупнейших провалов MI5, который не улучшил отношения между полицией и контрразведкой.

После терактов 11 сентября MI6 оставила за собой только Колумбию, а MI5 продержалась немногим дольше.

— Мы должны обеспечивать национальную безопасность Великобритании, — оперативник MI5 сделал упор на эти слова. Он явно нервничал и страховался: на встречу к нему в один из дорогих лондонских отелей меня вели окольным путем, не давая запомнить дорогу. — Я обещаю, что никому не скажу о нашей встрече, мы понимаем, что это может быть неправильно интерпретировано.

— Я журналист, и меня не интересуют эти игры. Я лишь хочу узнать от вас, как вы сегодня боретесь с российской организованной преступностью. — Мы этим больше не занимаемся.

— Но вы же отвечаете за национальную безопасность, а это часть проблемы, и у вас, по крайней мере до последнего времени, было спецуправление по борьбе с оргпреступностью.

— Да, был период в середине 90-х, когда стало ясно, что ирландский терроризм пошел на убыль, и было принято решение заняться организованной преступностью. Но уже несколько лет назад в MI5 решили перефокусироваться на терроризм. А сейчас значительные ресурсы MI5 тратятся на контрразведку из-за России, поскольку уровень шпионажа со стороны РФ признан неприемлемым.

— А что, шпионов в российском посольстве стало больше?

— Проблема не в том, что шпионов становится в посольстве больше, проблема, что их число не снижается. Но оргпреступность — это больше не наше дело.

Такое заявление вполне объяснимо: в 2006-м правительство Великобритании сформировало новую спецслужбу внутри Хоум офис* — Агентство по борьбе с организованной преступностью (Serious Organized Crime Agency — SOCA). Это агентство создали на базе нескольких полицейских подразделений и именно перед ним поставили задачу бороться с мафией, в том числе и российской.

Новое ведомство

Однако у SOCA до русской оргпреступности руки так и не дошли. Агентству не везло с самого начала. Прежде всего другие агентства с радостью свалили на новую спецслужбу все дела по оргпреступности, бросив заниматься этой темой. В результате SOCA оказалась завалена работой, и новое ведомство было практически парализовано до 2007 года. То, как легко о борьбе с мафией забыли в MI5, спровоцировало настоящую подковерную войну между двумя службами. У SOCA не было людей, и новое агентство, выбив более высокую сетку зарплат, переманило к себе многих офицеров MI5 в возрасте около 40 лет, пообещав зарплату минимум на треть выше.

Возможно, привлечь профессионалов помогло и то обстоятельство, что гендиректором SOCA назначили Стивена Ландера, до этого возглавлявшего MI5. Кроме того, после июльских терактов 2005 года штат MI5 расширили почти в два раза, и, по словам наших источников, сейчас половина состава этой спецслужбы имеет опыт работы в MI5 не больше 18 месяцев. В результате MI5 столкнулась с проблемой grey-green, то есть на службе сплошь «седые» или «зеленые» сотрудники, но отсутствует среднее звено, и это не способствовало улучшению отношений с SOCA. В прессу пошли утечки от обиженных сотрудников MI5, которые обвинили SOCA в непрофессионализме.

Как подтвердил мне оперативник MI5, пару лет назад контрразведке снова была поставлена задача: бросить ресурсы на борьбу с русским шпионажем. Были даже надежды, что по этой причине отношения SOCA и MI5 станут чуть теснее: и те и другие имеют дело с русскими. Однако пока этого не случилось.

Впрочем, проблема отношений со смежниками — лишь часть объяснений, почему SOCA сегодня практически не занимается русской мафией.

SOCA — нечто среднее между полицейской структурой и спецслужбой. Однако, по словам наших источников, сегодня разведчики в SOCA явно победили полицейских, и ключевую роль тут сыграл Стивен Ландер, у которого четкое мышление офицера спецслужбы.

Возможно, кстати, это одна из причин, почему в этом агентстве так не хотели общаться с журналистом «Новой газеты», отделавшись несколькими формальными ответами и отказавшись от интервью. В результате мне пришлось опираться на неофициальные источники. По данным этих источников, SOCA сегодня предпочитает собирать агентурную информацию, но не передавать дела в суд, поскольку в суде компрометируются источники. Именно низкое количество переданных в суд дел и является главным пунктом обвинений в адрес SOCA, прозвучавших в мае этого года.

Кроме того, в SOCA сегодня нет отдела, который отвечал бы за борьбу именно с российской мафией, — это подтвердил мне Стюарт Хедли, официальный представитель агентства. По данным неофициальных источников, в SOCA нет и людей, которые могли бы работать с русской диаспорой. Специалисты по «русскому вопросу» есть, но они все родом из MI5, с опытом контрразведывательной работы, и поскольку им по 40—50 лет и переманивал их лично Ландер, они занимают посты в руководстве. Полевых агентов с опытом работы в русскоязычной среде в SOCA сегодня нет. Правда, у SOCA есть сотрудники, командированные в Россию и Беларусь. Однако сотрудничество с российскими правоохранительными органами практически сведено на нет.

Долгое время в этом сотрудничестве все решала личность одного полицейского. Ему удалось установить отличные контакты с МВД, именно он организовал довольно громкое дело последних трех лет: арест троих русских хакеров — Ивана Максакова, Александра Петрова и Дениса Степанова. Молодые ребята шантажировали девять британских и ирландских букмекерских контор и казино (урон составил около 2 млн фунтов) по достаточно простой схеме: букмекерской фирме, принимающей во время крупных спортивных соревнований ставки в режиме онлайн, приходило письмо по электронной почте: «В данный момент мы атакуем ваш сайт. Если не хотите, чтобы ваша компания разорилась, заплатите 40 тыс. долл.». Затем начиналась DoS-атака: на сайт компании с сотен адресов поступали запросы. Сервер давал сбой, и контора практически переставала работать. После показательной атаки поступало новое письмо с требованием перевести деньги через Western Union на счета в Риге. В октябре 2006 года все трое получили по восемь лет.

Сейчас офицер полиции, который курировал расследование с британской стороны, отстранен. Он продолжает находиться на службе, но не ведет оперативной деятельности — ждет увольнения. В свою очередь, МВД России также утратило желание сотрудничать с британцами после дела Литвиненко, резко политизировав все отношения с Хоум офис. В результате операция против троих русских хакеров остается единственным совместным успехом.

В конце концов, когда SOCА все-таки заставили заниматься расследованиями, а не только сбором информации, Стивен Ландер принял решение сосредоточиться на борьбе с наркотиками (сегодня на это уходит более 60% ресурсов агентства) и надзоре за мигрантами.

Одновременно агентство сделало попытку убедить общество, что о русской мафии в агентстве тоже помнят. В результате столь странного симбиоза идей руководство SOCA заявило, что его сотрудники сыграли ключевую роль в аресте в октябре прошлого года в Лондоне лидера «русской» наркогруппировки, который в феврале 2008 года был экстрадирован в Нью-Йорк. Речь идет о Риккардо Ротманне, также известном как Рикардо Фанчини. Его считают лидером организованной преступной группы, которая занималась транспортировкой кокаина в Европе. Фанчини действительно был знаменит в 90-е годы, производил водку «Кремлевская» и был связан как с Вячеславом Иваньковым (Япончиком), так и с Умаром Джабраиловым. Кстати, нет никаких сведений, что в аресте Фанчини британцам помогали российские милиционеры.

Однако проблема в том, что наркотики — это не совсем тот бизнес, которым предпочитает заниматься русская мафия в Лондоне. Именно в нежелании осознать этот простой факт Интерпол недавно обвинил руководство SOCA.

Специализация «русской мафии»

В одном из баров на севере Лондона мы разговариваем с Мишей Гленни, британским экспертом и журналистом, автором только что вышедшей книги McMafia. A journey through the global criminal underworld («Мафия. Путешествие по глобальному криминальному подполью»).

— Понимаешь, у этнических группировок в Британии существует жесткая специализация: турки традиционно доминируют на рынке героина, но они зависимы от курдов и албанцев, которые отвечают за доставку. Албанцы также контролируют бордели, которые открылись сотнями в середине 90-х, через них же идет торговля живым товаром из Черной Африки и Южной Европы. Вьетнамцы проникли на рынок доставки марихуаны из британской Колумбии в Великобританию. А русские, которые первоначально занимались рэкетом, в конце концов, покинули улицы.

По мнению Гленни, сегодня они занимаются более высокоорганизованным бизнесом — отмыванием денег и преступлениями в сфере высоких технологий (иначе говоря, хищением средств с помощью хакеров), а также продажей оружия.

Возможно, причина в том, что русская мафия пришла в Британию вместе с бизнесом. Отмывание средств стало для нее главной задачей, и для этого использовались две точки — Исландия и Лондонский Сити. Сити стал удобен потому, что новые лейбористы создали особо дружественные условия для привлечения средств в экономику Лондона. Среди тех, кто устремился отмывать деньги в британской столице, по словам Гленни, встречались и такие, кому отказали в визе, но это были уж совсем очевидные случаи. Остальным дали зеленый свет.

По данным наших источников, сейчас в SOCA идет несколько параллельных расследований по отмыванию, где есть русский след. Но результат, по нашей информации, будет не раньше, чем через два года.

Все британские эксперты, с кем удалось поговорить на эту щекотливую тему, согласны с тем, что сегодня нет политического решения начинать преследование русских группировок за отмывание — это может подорвать репутацию Сити как мировой финансовой столицы.

Кроме отсутствия давления со стороны властей, нет и давления со стороны общества: в британских СМИ сегодня сложилась крайне специфическая ситуация (что мне подтвердили репортеры-расследователи BBC, Guardian и некоторых других изданий): британские газеты сейчас боятся начинать крупномасштабные расследования в отношении как русских олигархов, так и тех маленьких и средних фирмочек, адвокатов и специалистов, которые организуют для них схемы вывода и отмывания средств.

Жестоким уроком стал процесс Григория Лучанского против «Таймс» в 2001 году, когда Лучанскому запретили въезд в Великобританию, что не помешало ему засудить «Таймс» за публикацию сведений, порочащих его репутацию. Газета назвала его лидером преступной группировки, которая отмывала средства через Bank of New York и занималась контрабандой ядерных материалов.

После еще нескольких процессов, выигранных Борисом Березовским, отделы расследований многих британских газет негласно приняли решение оставить русских в покое. Для расследований в отношении наших олигархов есть лишь одна свободная зона: секс и личная жизнь. Эта область традиционно предоставлена прессе в Британии, и любой суд встанет в таком процессе на сторону газеты. Как говорили мне британские коллеги, именно поэтому, когда вскрылось, что Романа Абрамовича поймали на встрече с Дарьей Жуковой, тому пришлось срочно улаживать свои дела с женой — его адвокаты точно знали, что в этой области прессу засудить не удастся.

Несколько обстоятельств, видимо, просто совпали: переключение британских спецслужб с оргпреступности на терроризм и контршпионаж, роковое решение правительства Ее Величества отправить на борьбу с мафией не полицейскую структуру, а разведывательное агентство, которое больше заинтересовано в добывании информации, чем в поимке преступников. В пользу мафиози сыграл даже факт отстранения единственного полицейского, кому было интересно работать с МВД России. Кроме того, британская пресса оказалась обезоружена судебной практикой последних лет, а правительство меньше всего заинтересовано в давлении на криминальную часть русского Лондона. Похоже, что пока русской мафии в Великобритании ничего не грозит.

Андрей Солдатов, Лондон-Москва, Новая газета

Читайте также: