Почему Украина до сих пор не атакует территорию агрессора

Почему Украина до сих пор не атакует территорию агрессора

Украинцы мечтают об ударе мести по логову агрессора. Сейчас это сделать невозможно по многим объективным причинам. Но все может измениться.

Точное количество ракет, запущенных рашистами по территории Украины с начала широкомасштабного наступления, сложно подсчитать, пишет УКРИНФОРМ. Еще в конце марта в Пентагоне заявили, что Россия использовала значительную часть ракет – более 1200 штук, при этом подчеркнув, что такого оружия в России «осталось еще много». А что мы?

Вполне логичны вопросы: почему ВСУ не бьют врага на его территории, почему не уничтожают военные аэродромы и системы запуска крылатых ракет? Есть такое расхожее мнение, что причина – «в нежелании провоцировать путина». Однако это все, скажем так, звучит уже достаточно банально. Не провоцировать путина, потому что что — нападет, ракету запустит или Бомбу сбросит?

Между тем, периодически поступает информация, что в России что-то взрывается и горит.

Вспомним первые дни войны: 25 февраля российские СМИ объявили, что ВСУ применили ракетный комплекс «Точка-У» – ракета якобы ударила по военному аэродрому в Миллерово в Ростовской области, расположенном в 120 км от окрестностей украинского Северодонецка. Украина информацию об атаке не подтвердила. Только командование Воздушных Сил ВСУ отреагировало ироничной корреспонденцией в Facebook: «А кто это сделал?»

1 марта росмедиа сообщили об еще одной атаке украинской «Точкой-У». На этот раз ракета якобы летела на военный аэродром Таганрога Ростовской области, расположенный в 90 км от Мариуполя. Впрочем, командование ВСУ снова не подтвердило удар по территории агрессора.

Можно, конечно, сюда еще добавить «взрывные» инциденты в Белгороде, которые имели место в конце марта и начале апреля. Но… официальных подтверждений того, что это дело рук ВСУ, опять-таки нет.

Если нет, то может тогда бахнем, или Что нам мешает это сделать?

Небольшой спойлер – причина не в нежелании провоцировать президента страны-агрессора. Тогда в чем? Ну, военные специалисты по этому поводу говорят разное: от «всему свое время» – до «мы пока несколько ограничены в возможностях».

«7 августа 1941 г. авиация Балтийского флота нанесла бомбовый удар по Берлину. Это был «ответ» на бомбардировку германцами Москвы. Затем балтийские летчики в течение месяца еще восемь раз летали бомбить Берлин. Впрочем, существенного ущерба немцам советские авианалеты не нанесли и на дальнейшее течение войны не повлияли», — напоминает Павел Лакийчук.

По его словам, удары по глубоким тылам противника на его территории имеют значение, когда в них есть политический или военный смысл. В это время они приближают нас к Победе.

«Коварный враг вторгся в нашу страну и мы ведем справедливую оборонную войну, защищаем свою Родину. Это большое моральное превосходство. Пока мы воюем на своей земле – весь мир с нами. Вопрос придушить кремлевскую гидру в ее логове пока не ко времени. Но все может измениться. Со временем. Путинская клика ведет к тому», – добавил военный эксперт.

А пока…

«А пока, если в московии взрываются аэродромы или склады с боеприпасами – мы здесь ни при чем: не надо курить на военных объектах, и вообще ракеты на россии можно купить любому в любом «Военторге» (это не я сказал). Что касается Беларуси, здесь вопрос еще сложнее», — говорит Лакийчук.

Украина не хочет, чтобы в войну втянулась белорусская армия. Не потому, что мы боимся, а потому, что это дополнительная тысяча-две врагов, которых придется уничтожать.

«А для этого нужны люди и ресурсы, которых мало. Они требуются на других участках обороны. Следовательно, военное и политическое руководство государства считают, что выгоды от уничтожения орков, окопавшихся в Беларуси, меньше, чем потери от прямого участия Беларуси в войне. А то, что белорусские партизаны разрушают врагу линии коммуникаций и устраивают саботаж – мы поддерживаем, но это их внутренние дела. «Рельсовая война» – старая белорусская партизанская традиция», — напоминает эксперт.

Перенос боевых действий на территорию противника должен иметь и военный смысл.

«То есть срыв оперативных и тактических планов противника, причинение ему максимального ущерба при минимизации своих потерь. Стратегический удар на территории противника – очень сложная операция, требующая привлечения больших сил и серьезного оружия. А они нам очень нужны здесь и сейчас.

Командование, Генштаб знают о том, что увидеть удар по логову агрессора мечтают тысячи украинцев. Но они должны думать прежде всего об эффективности обороны, способности вооруженных сил вычистить мокшанский мусор с нашей земли и о сохранении жизней наших защитников. Пока «удар возмездия» не ко времени и с военной точки зрения. Всему свое время», — акцентирует Павел Лакийчук.

В то же время директор New Geopolitics Research Network Михаил Самусь и эксперт Центра исследования армии Игорь Левченко говорят, что способность Украины наносить удары по военным объектам на вражеской территории в настоящее время крайне ограничена.

У нас самое дальнее средство поражения из наземных – это «Точка-У» с максимальной дальностью полета ракеты 120 км. Впрочем, даже с этим ракетным комплексом ВСУ не могут наносить удары в сторону россии на 100-120 км вглубь.

Точка-У

Точка-У

«Причина: пусковую установку нельзя размещать близко к границе или линии фронта, чтобы противник ее не обнаружил и не уничтожил. Это первое. А во-вторых, сколько у нас этих ракет – сложно сказать. Подозреваю, что не много. Наши военные активно использовали их на начальном этапе войны. То, что есть – применяется только в крайних случаях, то есть, когда гарантировано стопроцентное поражение какой-то сверхважной цели», — объясняет Игорь Левченко.

Приблизительно такую ​​же дальность полета, как и «Точка-У», но большую точность имеет комплекс «Ольха». Его создавали уже после начала войны в 2014 году на базе системы «Смерч» (максимальная дальность — 90 км).

Вільха

Ольха

«Что касается «Ольхи», то она до сих пор опытная, хотя и принята на вооружение. Информация об этой разработке закрыта. Скорее всего, пусковых установок для новых ракет есть несколько штук, а ракет — около сотни», — добавил Левченко.

По другим оперативно-тактическим ракетам.

«У нас было несколько проектов, вот как «Сапсан», «Гром», «Гром-2». Это ракеты, аналогичные рашистским «Искандерам». То есть с дальностью где-то 300-500 км, они могли бы наносить удары по вражеской территории. Но есть одно важное «но»: их не довели до конца», — подчеркивает Михаил Самусь.

Сапсан

Сапсан

А что насчет авиаударов?

«Авиация у нас есть, но… К сожалению, у нас нет дальнобойного высокоточного оружия, то есть нет ракет класса «воздух-земля», которые могли бы бить на расстояние от 100 км и более. А что есть? Максимум – это бомбы, неуправляемые ракеты или если управляемые, то с дальностью 10-15 км. Этого мало», – говорит Игорь Левченко.

Плюс – на собственной территории рашисты достаточно тщательно прикрывают свои войска и объекты критической инфраструктуры силами ПВО.

«На сегодняшний день использовать авиацию над вражеской территорией мы не можем. Но делаем это эффективно здесь – против их «залетных» самолетов, ракет, а также против войск «на марше», наиболее незащищенных с точки зрения ПВО», — подчеркнул военный эксперт.

Михаил Самусь напоминает, что после распада Советского Союза у Украины остались стратегические бомбардировщики и крылатые ракеты — последние имели дальность поражения до 3 тысяч километров. Однако в 90-х Украина передала России 11 самолетов Ту-160 и Ту-95МС и 575 крылатых ракет воздушного базирования большой дальности Х-55. Тогда москва списала за это Киеву 285 млн долларов долгов за газ.

«Возможно, если бы Украина тогда сохранила свои стратегические бомбардировщики и крылатые ракеты, у россиян были бы сейчас проблемы — мы могли бы наносить удары очень глубоко по российской территории. Но тогда считали, что это (передача России самолетов и ракет, — ред.) стабилизирует ситуацию. Кому как… Для России это действительно стабилизировало – с точки зрения возможности нашего противодействия российской агрессии», — говорит Самусь.

Впрочем, даже с ограниченной возможностью ракетных ударов и применения авиации, наше государство имеет в этой войне определенный козырь.

«Длинная рука» ССО: они действуют, а мы об этом даже не догадываемся

«Силы специальных операций, специальная разведка – действительно мощный инструмент. Теоретически можно отправить группу спецназа куда-нибудь в Ростовскую область или дальше – уничтожить их самолеты на аэродроме условного Миллерово. Но зачем, если они за день перелетят в условную Чернобаевку, где им и тапочки – здесь наши ребята дома, им и земля помогает. А взрывать какую-нибудь Шушенскую ГЭС мы тоже не будем», – считает Павел Лакийчук.

По его мнению, от того, что пару сотен тысяч м-леев останется без света в Сибири – орки в Николаевской области не остановятся.

«Мы ценим своих воинов и распоряжаемся ими осторожно и продуманно», — добавил он.

Более серьезно по этому поводу настроен Игорь Левченко: «Мы можем проводить диверсионные акты на территории России с привлечением сил спецопераций и агентуры – диверсионных подразделений, партизанских отрядов, которые создаются теми же ССО из числа местного населения, других гражданских лиц».

Українські ССО діють, а ми про це навіть не здогадуємося
Украинские ССО действуют, а мы об этом даже не догадываемся

ССО для Украины, продолжает эксперт, являются одним из вариантов так называемой «длинной руки», которая может достать противника на его территории.

«Подозреваю, что как минимум в пограничной зоне такой инструмент уже задействован. Ему могут ставиться разные задачи: разведка, влияние на логистику противника, проведение других диверсий, поражение важных целей – аэродромов, баз хранения боеприпасов и т.д., — перечисляет Левченко. – Но такой инструмент особенный. Как правило, деятельность таких структур не афишируется военно-политическим руководством, чтобы не помешать, не дискредитировать эти силы и средства. Они действуют, а мы об этом можем даже не догадываться».

Следовательно, получается, что единственной реальной силой для поражения целей в глубине вражеской территории остаются бойцы ССО. Впрочем, скоро все может измениться.

Эксперты считают, что наступает переломный момент в обеспечении ВСУ тяжелым вооружением наступательного характера: «Выглядит так, будто США и их союзники действуют по логике поступательных шагов. Сейчас дают нам буксированную и самоходную арту калибра 155 мм. А потом…»

Напомним, что в середине прошлой недели заместитель министра обороны США Кэтлин Хикс в ответ на вопросы журналистов о том, будет ли Вашингтон изучать вариант передачи Киеву оружия, потенциально позволяющего поражать военные аэродромы россии, заявила: «Да, мы продолжим рассматривать типы средств, которые просят украинцы – в плане того, чтобы придать им чуть больше дальности и дистанции».

И вот, утром 20 апреля стало известно, что США готовят еще один пакет военной помощи Украине на сумму 800 млн долларов (о предыдущем – здесь).

Что в пакете – неизвестно. Однако Михаил Самусь надеется, что, помимо прочего, РСЗО HIMARS там присутствуют также. Эта система, говорит он, во многом могла бы нам помочь, поскольку у нее есть разные варианты оснащения, разные боеприпасы…

«Есть бьющие на 100 километров, а есть такие – что и на 300 км. То есть это тактические ракеты. По характеру действия – те же «Искандеры». Уверен, что противник это бы оценил и в то же время очень огорчился», — подытожил Самусь.

Надеемся, что так и будет. Если рашисты будут понимать, что наше войско вооружено еще и такими штуками и если они думают, что и дальше будут чинить разбой в Украине безнаказанно, то они сильно ошибаются…

Автор: Мирослав Лискович, Киев; УКРИНФОРМ

Читайте также: