Олег Литвак и президентские «фаберже»

В сентябре 2007 года из политического забвения Виктор Ющенко поднял Олега Литвака, назначив своим советником. Спустя 11 месяцев Литвак занимает кресло руководителя главной службы по вопросам деятельности правоохранительных органов Секретариата Президента Украины. Отметим – эти назначения проходят в разгар политических баталий президента Украины с бывшими соратниками по Майдану, стремительной потери рейтинга и авторитета. Чем вызвано такое доверие Ющенко к прокурорскому работнику? 

СПРАВКА «УК»:

Литвак Олег Михайлович родился 28.08.1949 г. в с. Олещина Тлумацкого района Ивано-Франковской области. Образование: Харьковский юридический институт (окончил в 1974 г., правоведение, юрист). Доктор юридических наук (2002), профессор (2004)

11.1966 – 03.1967 ученик токаря, токарь Калужского химико-металлургического комбината.

03.1967 – 08.1967 ученик Калужского профессионально-технического училища № 18.

08.1967 – 04.1968 машинист, транспортировщик Калужского химико-металлургического комбината.

04.1968 – 08.1970 служба в рядах Вооруженных Сил.

09.1970 – 03.1974 студент Харьковского юридического института.

03.1974 – 01.1976 и. о. помощника прокурора, старший следователь прокуратуры Ивано-Франковской области.

02.1976 – 11.1978 и. о. помощника прокурора, следователь прокуратуры Харьковской области.

12.1978 – 01.1987 старший следователь, следователь, прокурор прокуратуры Ивано-Франковской области.

01.1987 – 01.1992 прокурор, следователь, старший следователь, заместитель начальника следственной части, заместитель начальника управления прокуратуры СССР, г. Киев

01.1992 – 12.1994 начальник следственного отдела – заместитель начальника следственного управления, первый заместитель Генерального прокурора Украины, первый заместитель Генерального прокурора Украины – начальник Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины.

01.1995 – 07.1995 директор Центра правовой реформы и законопроектных работ при Министерстве юстиции Украины.

08.1995 – 02.1996 первый заместитель Председателя правления АКБ «ОЛБанк».

02.1996 – 07.1997 помощник Президента Украины, Председатель координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью при Президенте Украины, Директор Национального бюро расследований Украины Администрации Президента Украины.

07.1997 – 04.1998 и. о. Генерального прокурора Украины.

05.1998 – 05.2002 народный депутат, заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины.

09.1998 – 09.2000 доцент, профессор Международного института лингвистики и права.

02.2003 – 05.2003 проректор Киевского международного университета.

05.2003 – 06.2004 ведущий научный сотрудник Института государства и права им. В. М. Корецкого.

06.2004 – 03.2005 профессор Юридической академии Министерства внутренних дел, г. Днепропетровск.

04.2005 – 08.2005 профессор восточноевропейского университета экономики и менеджмента, г. Черкассы.

10.2005 – 09.2007 ведущий научный сотрудник Института государства и права им. В. М. Корецкого.

09.2007 – 02.08 Советник Президента Украины.

с 02.08. 2008 г. – руководитель Главной службы по вопросам деятельности правоохранительных органов Секретариата Президента Украины.

Олег Литвак – фигура не однозначная. Про него можно смело сказать – он прошел испытание политикой. Принимал активное участие в деле Адылова, арестовывал Министра обороны СССР Язова и председателя КГБ СССР Крючкова после путча ГКЧП. Наверняка имеет копию протокола допроса Михаила Горбачева, которого допрашивал после августовских событий 1991 года.

Несомненно, пройдя путь от следователя районной прокуратуры до первого заместителя Главного следственного управления Генпрокуратуры СССР, прочуствовав на себе контроль КПСС и КГБ, интриги и подставы, отстранения от работы — все это превратилось в серьезный багаж опыта. По мнению знающих его людей, Олег Литвак выработал собственную четкую систему профессионального поведения.

Которая весьма пригодилась в дальнейшей работе. В 1994 году Олег Литвак, несогласный с методами работы генпрокурора Дацюка, громко хлопнув дверью, уходит с должности первого заместителя прокурора Украины. Затем, по приглашению Леонида Кучмы, занимат пост помощника президента по правовым вопросам. А затем и главы Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. В команде Л.Кучмы Литвак не сидел сложа руки. Утверждают, что смещения Олега Литвака с поста секретаря Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией добился от Кучмы всесильный тогда Павел Лазаренко. С 1997 по 1998 год Литвак в статусе И.О. руководил Генпрокуратурой, затем трудился народным депутатом. В 2002 году ушел из активной политики, занявшись научно-преподавательской деятельностью.

И вот, спустя два года после прихода к власти оранжевого режима, Виктор Ющенко призывает на госслужбу Олега Литвака… Мало того, доверяет О.Литваку кураторство над правоохранительными органами государства! Что же послужило причиной такому решению? Общеизвестно, что Виктор Андреевич испытывает поистине патологическую ненависть ко всему, что каким либо образом было связано с его предшественником на посту Президента. Возникают закономерные вопросы – за что, на каких условиях, при каких обстоятельствах Президентом Украины принято это кадровое решение?

Как известно, Виктор Андреевич далеко не так безгрешен и чист, как представляет себя публике. Он далеко не альтруист, и этому есть свидетельства…

Зимой 1991 года В. Ющенко отправился в фешенебельный пансионат для избранных «Аю-Даг», расположенный в одном из живописнейших уголков южного берега Крыма, у самой головы знаменитой Медведь-Горы, где проводил какой-то важный семинар.

Ассоциация «Импекс 55 Крым» арендовала в этом пансионате 5 номеров-люкс на 16 мест (за которые в общей сложности было заплачено 1 млн. 824 тыс. рублей) и поселяла туда нужных ей людей. Виктор Ющенко, конечно же, был для «Импекса» очень нужным человеком.

Главными действующими лицами ассоциации были некий В.В. Аверкин, гендиректор производственного объединения «ПАСС» и кооператива «Бюро 55», и Н.Г. Протасова, начальник ОПЕРО (операционного отдела) Крымской республиканской дирекции АК АПБ «Украина». К ассоциации примыкало более тридцати всевозможных фирм и фирмочек, ядро структуры составляли «Импекс 55 Крым», «ПАСС» (она же «Проминь») и «Бюро 55». «Кормилась» указанная группировка в «закромах» АК АПБ »Украина».

Так, с конца 1989 по февраль 1992 года из этого банка структурам ассоциации «Импекс 55 Крым» было выдано 804 млн. рублей. В том числе — случай из ряда вон выходящий — 510 миллионов беспроцентной ссуды производственной ассоциации «ПАСС». Остальное — другим структурам всего под 1-8% годовых. Почти ничего из выданных в кредит сумм назад в банк не вернулось, да и не могло вернуться, поскольку предназначалось совсем на иные цели.

Деньги конвертировались в твердую валюту и уходили в карманы участников группировки, а также расходовались на весьма сомнительные политические цели.

Дело в том, что ассоциация «Импекс 55 Крым» была одним из организаторов мощной антиукраинской компании, которая едва не закончилась для жителей Украины полным расколом. Так, согласно «Протоколу о целевом использовании вступительного взноса», ассоциация «Импекс 55 Крым» передала в «Российский научный фонд» десятки миллионов рублей для «политического консультирования», «методического содействия» и «организации контактов с Верховным Советом и правительством России». Деньги фактически использовались Русским Движением Крыма, под крылом которого и пришел к власти Ю. Мешков. Неплохое применение нашли своим деньгам «патриоты» из АК АПБ «Украина». При этом, как выяснилось, банк «Украина» в лице своего ОПЕРО Крымской республиканской дирекции с самого начала был одним из учредителей ассоциации «Импекс 55 Крым».

На проделки «Импекса» обратил внимание начальник ревизионного отдела Национального банка Украины Н. Алехин, но вскоре после этого был уволен.

Это и неудивительно, учитывая реакцию В.Ющенко на сделки с кредитами. Вот его официальное мнение: «Кредиты, выданные Протасовой Н.Г. сверх ограничений предельных размеров и без соответствующих разрешений вышестоящих структур, — выданы с нарушением внутренних ведомственных правил, но не противоречат действующему банковскому законодательству». Итак, кредиты «выданы с нарушением», но «не противоречат действующему банковскому законодательству».

Следствием, которое проводила специальная следственная группа Генеральной прокуратуры Украины, было установлено, что, согласно Уставу АК АПБ «Украина», в местном отделении банка можно получить кредит размером только до 5 млн. рублей и под 25-30% годовых. Ассоциация «Импекс 55 Крым» и ее структуры получала суммы гораздо большие, на льготных условиях, которые не могли быть согласованы иначе, как на уровне главной киевской конторы.

Ющенко не соврал, утверждая, что кредиты выдавались «без соответствующих разрешений вышестоящих структур». Но это согласование, скорее всего, обеспечивал он сам. Единолично. А ассистировал ему партнер по бизнесу и отдыху в Крыму — Игорь Митюков. Каким образом это произошло — немного дальше, а пока нужно вернуться в номенклатурный дом отдыха »Аю-Даг».

«Условия», созданные в пансионате для проведения указанного выше семинара, В. Ющенко очень понравились. Так понравились, что летом, накануне отпуска, Виктор Андреевич позвонил Будиловичу (директору Крымской республиканской дирекции АК АПБ «Украина») с просьбой «организовать» в понравившемся пансионате отдых ему и еще «одному товарищу» (начальнику управления международных расчетов АК АПБ «Украина» Игорю Митюкову). Понятное дело, когда начальник просит организовать ему отдых, следует задать вопрос: а кто же заплатит за эту «организацию»? Виктор Андреевич, как истинный рыночник, указал на ассоциацию «Импекс», которая готова понести все расходы.

Потом, на допросах в Генпрокуратуре, Виктор Ющенко пытался «валить» все на руководителя крымского отделения банка «Украина» Будиловича: «…при встрече Будилович заявил, что один номер полностью выкуплен, совместным предприятием [банком и ассоциацией «Импекс»] и об оплате не может быть и речи…»

Словом, о совместной деятельности Н.Протасовой и В.Аверкина банкир был прекрасно осведомлен. Но будь у банка даже сто совместных предприятий, и ты бы даже входил в число их сотрудников, разве это повод для того, чтобы не платить за свой персональный отдых?

Впрочем, повод у Виктора Андреевича, оказывается, был, и не малый.

Отпуск закончился, а 9 октября 1991 года ассоциация «Импекс 55 Крым» получила кредит АК АПБ «Украина» для конвертации в иностранную валюту на закупку сельскохозяйственного оборудования (тема сельского хозяйства в это время проходит красной нитью по жизни нашего героя, позже на короткое время ее сменит тема экологии, а затем уже -тема пан-украинства).

Согласно действующему в АК АПБ «Украина» порядку, заключение о возможности выдачи кредита должен давать созданный для этих целей Кредитный комитет банка. Причем — на специальном заседании, после рассмотрения всех документов, обосновывающих целесообразность выдачи кредита. Письмо В. Аверкина от 10 октября 1991 г. с просьбой выдать кредит, по невыясненным до сих пор обстоятельствам, минуя Кредитный комитет, попало прямо в руки к В. Ющенко, успев побывать до этого в руках И. Митюкова. И кредит был выдан, вопреки тому, что значительная часть документов от ассоциации «Импекс 55 Крым» была просто поддельной, а часть необходимых контрактов вообще не была предоставлена. Мало того, в кредитном деле банка «Украина» оказался даже протокол заседания Кредитного комитета, датированный все тем же 10 октября 1991 года (поразительная оперативность!). В нем черным по белому говорится о проведенном заседании и о положительном решении в отношении выдачи 100 млн. рублей кредита ассоциации «Импекс 55 Крым», внизу, как положено, стоят подписи всех членов кредитного комитета.

При проведении допросов следователи Генпрокуратуры Украины выяснили, что свое присутствие на указанном заседании и подписи в протоколе подтвердили только два человека, а именно — постояльцы «Импекса» в пансионате «Аю-Даг» — Виктор Ющенко и Игорь Митюков.

Любопытно прочесть свидетельские показания A.M.Коваля — председателя Кредитного комитета АК АПБ «Украина», допрошенного Генпрокуратурой 10 ноября 1992 года: «Я ознакомился с предъявленными мне на обозрение протоколом Кредитного комитета N10 и с письмом от 10 октября 1991 г. Я могу пояснить следующее: я не участвовал в заседании и не принимал участия в обсуждении, выдавать ли разрешение на выдачу кредита 100 млн.»

Аналогичные объяснения дали и другие (кроме И. Митюкова) члены кредитного комитета. Упомянутое письмо, кстати, было адресовано И. Митюкову, но положительную резолюцию на него наложил все тот же В. Ющенко, что завершает картину «технологии» проведения незаконного кредитования.

Кредит «Импекс» не вернул, как, впрочем, и все остальные, поэтому нанесенный ущерб определялся в «особо крупных размерах».

Еще одним отягощающим вину участников операции обстоятельством было то, что действовали они, вне всякого сомнения, организованной группой.

Даже и без проведения графологической экспертизы у следствия были все основания для возбуждения в отношении В. Ющенко дела по факту участия в хищении государственной (банк «Украина» был частично государственным) и коллективной собственности в особо крупных размерах.

Кроме этого, в действиях В. Ющенко усматривались и признаки таких преступлений, как подделка документов и использование подложных документов.

Но выдвижение кандидатуры В. Ющенко в число претендентов на пост главы Национального банка Украины охладило пыл Генпрокурорского начальства. С самых вершин власти в Генеральную прокуратуру поступали совершенно прозрачные и очень настойчивые сигналы — «не трогайте Виктора Ющенко, не то хуже будет». Следователям было рекомендовано больше не задавать вопросов В. Ющенко.

Но один следователь, в отличие от своего начальства, занял принципиальную позицию и в канун рассмотрения кандидатуры председателя Правления Нацбанка на заседании Верховной Рады написал ее главе Ивану Степановичу Плющу письмо с изложением всех незаконных действий утверждаемого кандидата. Следователь просил спикера просто ознакомить с содержанием письма народных депутатов, перед тем как они сделают свой выбор.

Депутаты, одобрившие кандидатуру Виктора Ющенко, об этом письме ничего так и не узнали. Как говорится в таких случаях, — один моральный человек «прикрыл» другого морального человека, а если точнее — рука руку моет.

Вот так Ющенко вышел и сухим и «чистым» из воды только потому, что генпрокурорское начальство не позволило следствию задать Виктору Ющенко все необходимые вопросы.

Интересно, что Ющенко, допрошенный как свидетель 22 декабря 1992 года, через неделю представил в Генпрокуратуру квитанцию N765 от 30.12.1992 из Дома отдыха «Аю-Даг», где было указано: «принято вот Ющенко В.А. за проживание и питание куп. (купонов) пять тысяч», о чем свидетельствовала оценка »ПОЛУЧЕНО».

Но если ты не виновен, почему же платишь? А если платишь, значит, признаешь свою вину. Ведь платят, чтобы возместить убыток, надеясь смягчить наказание. Во всяком случае, такими являются правила криминального процесса.

Заметим, пять тысяч купонов 30 декабря 1992 это далеко не пять тысяч рублей по состоянию на лето 1991 года (не было тогда никаких купонов, а рубль стоил намного дороже). В Крыму за килограмм говядины для школьной столовой брали 350 рублей. На деньги, уплаченные Ющенко (или за Ющенко) «за проживание и питание» в течение месяца в дорогом и шикарном пансионате едва ли можно был бы даже хотя бы раз скромно поужинать. В декабре 1992 года один доллар на бирже стоил 715 рублей, а это значит, что за месяц шикарного отдыха он заплатил 6 долларов и 99 центов.

Вопрос: зачем же Ющенко заплатил пансионату «Аю-Даг», если «Импекс» уже один раз оплатил его отдых по полной программе?

Ведь пансионат на самом деле никакого убытка не понес, как и ассоциация «Импекс», которую Ющенко «отблагодарил» незаконным кредитом без возврата. Возмещать убыток надо было не пансионату, а банку «Украина», и не 5000 купонов, а, по крайней мере, 100 000 рублей, хотя реально сумма убытка из-за инфляции увеличилась во много раз.

В одно и то же время, когда Виктор Андреевич давал показания в своем деле, в том же здании Генеральной прокуратуры Украины расследовалась и другая афера.

Вот что об этом писала «УК»: « 13.12.91 Председатель правления АПБ «Украина» В. Гетьман подписал договор с московской фирмой «ДиП СовГрупп» (учредитель – международный аферист Докийчук) о перечислении на ее счет в Сбербанке России 2 млрд. руб. для обмена на 31 млн. 111 тыс. долл. до 11.01.92. Обязательства не были выполнены и деньги в «Украину» не вернулись. Вместо них Докийчук настойчиво и небезуспешно предлагал сертификаты финансовой корпорации «Картеза» на 35 млн. долларов США. 1.10.92 было возбуждено уголовное дело по ст. 167 (халатность) в отношении руководства банка и по ст.86.1 (хищения в особо крупных размерах) против российского гражданина».

Суть аферы состояла в различии стоимости советского рубля, которое возникло между Украиной и Россией.

Комментарий бывшего вице-премьера Кабинета министров Юлия Иоффе: «Финансово-экономическое положение было сложным. Украина вышла из зоны наличного обращения рубля (ввела купон). Однако безналичным обращением ходили рубли, и практически валютная система оставалась прежней. За счет чего же наживались? За счет разницы процентных ставок (то есть платы за кредит) в Украине (30 процентов) и в России (80 процентов). Не заметить этого было нельзя. Вот в России проводятся какие-то расследования по «черному вторнику». Так вот, на мой взгляд, все это меркнет по сравнению со спекуляцией на разнице учетных ставок. Не знаю, почему бездействуют правоохранительные органы. На словах они заявляют, что заняты поиском тех, кто нагрел руки на развале украинской экономики. А всего-то нужно изучить платежные поручения той поры. По масштабу аферы с этим трудно что-либо сравнить, даже торговлю нефтью, металлом, карбамидом. Гениальный финансовый трюк. Думаю, здесь были замешаны обе стороны — и российская, и украинская, причем на достаточно высоком уровне. (Юлий Иоффе,»Один на один с системой»).

Нетрудно угадать, в кого метит Ю. Иоффе, говоря о высоком уровне «замешанных» сторон, — известные украинские банкиры и финансисты того времени известны поименно.

В результате кропотливой работы следственно-оперативной группы Генеральной прокуратуры Украины, расследующей финансовые преступления, совершенными должностными лицами банка «Украина», появился следующий документ:

«ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о возбуждении уголовного дела

гор. Киев

1 октября 1992 года

Заместитель начальника следственного управления Генеральной прокуратуры Украины государственный советник юстиции 3 класса Литвак О.М., рассмотрев материалы по факту причинения материального ущерба АК АПБ «Украина» и другим, —

УСТАНОВИЛ:

В сентябре 1992 года в Генеральную прокуратуру Украины поступили материалы из высшего Арбитражного суда Украины, Национального банка Украины из которых видно, что в результате грубых нарушений, допущенных должностными лицами акционерного коммерческого Агропромбанка «Украина» и СП «СИПМА» при заключении договора о совместной деятельности с научно-производственной экономической фирмой «Батькивщина» (г. Киев) и ее партнерами Агропромбанку «Украина» и акционерам — государственным предприятиям и учреждениям Украины причинен материальный ущерб в сумме свыше 2 млрд. руб.

Учитывая, что для проверки указанных фактов и привлечения виновных должностных лиц к ответственности необходимо проведение расследования уголовного дела, руководствуясь ст. ст. 94, 97-98 УПК УССР, —

ПОСТАНОВИЛ:

1.Возбудить уголовное дело в отношении должностных лиц АК АПБ «Украина» и СП «СИПМА» по признакам преступления, предусмотренного ст. 167 УК Украины.

2. Расследование дела поручить старшему следователю по особо важным делам Генеральной прокуратуры Украины Белику А.П.

3. Копия настоящего постановления направить Генеральному прокурору Украины.

Заместитель начальника следственного управления Генеральной прокуратуры Украины государственный советник юстиции 3 класса Литвак О.М.»

Взгляните еще раз на фамилию прокурорского работника, в 1992 году расследовавшего финансовые аферы и махинации В. Ющенко и вынесшего постановление о возбуждении уголовного дела. Именно он понадобился Гаранту в тяжелые минуты «шатковластия». Вывод прост: президент и чиновник СП крепко держат друг друга. Причем О.Литвак — за подвешенные президентские «Фаберже»…

Владимир Абросимов, специально для «УК»

Читайте также: