ГАИ Белоруссии — операция «Живой щит». Продолжение

Пока руководство ГАИ отрицало факт применения «живого щита» на трассе Минск — Микашевичи 2 марта, пока оправдывалось и извинялось, пока признавало, что ЭТО — экстраординарный, единичный случай, жуналисты получали устные и письменные сообщения от граждан о том, что произошедшее — ПРАКТИКА, а не какое-то там дикое «недоразумение»… Да. Участникам событий 2 марта, можно сказать, повезло, если сравненивать с жертвами «живого щита», сооруженного работниками ГАИ 7 октября 2007 года.

Так же, как и в случае на трассе Минск — Микашевичи, это случилось в воскресенье вечером, около 18 часов. Как сказано в справке отдела предварительного расследования ГУВД Мингорисполкома от 5 ноября 2007 г., водитель Наркевич О.А., находясь в состоянии алкогольного опьянения (2,71 промилле), будучи лишенным водительского удостоверения, управляя автомобилем Peugeot 605, двигаясь по МКАД со стороны пр-та Независимости в направлении Логойского тракта со скоростью не менее 110 км/ч и проезжая административное здание «Бизнес-Центр», совершил наезд на стоящие впереди автомобили: «Таврия» под управлением водителя А.; Мitsubishi Carisma под управлением водителя С.; ВАЗ-2110 под управлением Л.; DAF-95 с полуприцепом под управлением водителя П.; Volkswagen Caddy под управлением водителя К. В результате ДТП водителю автомобиля «Таврия» А. причинены телесные повреждения — закрытый оскольчатый перелом средней трети правой тазобедренной кости со смещением плюс открытая черепно-мозговая травма и сотрясение мозга, которые могут быть отнесены к категории тяжких…

Итак, наши герои ехали по МКАД со стороны Уручья в сторону Зеленого Луга. Напротив выставочного центра «Экспобел» их так же, как и на трассе Минск — Микашевичи, по очереди останавливали на дороге инспекторы ГАИ…

Вот что рассказали нам участники событий, произошедших полгода назад.

Евгений :

ехал на автомобиле Мitsubishi Carisma с женой и полуторагодовалым сынишкой):

— Когда мы подъехали к будущему месту столкновения, там, в первой полосе, находилась машина ГАИ, а в 10 метрах от нее во второй полосе стояла фура без включенной аварийной сигнализации. К тому времени я уже притормаживал, так как мне необходимо было перестроиться в первый ряд. Когда подъехали к сотрудникам ГАИ, один из них выбежал навстречу движению моего автомобиля, практически под колеса, с направленным в нашу сторону пистолетом. Я остановился и, не успев сообразить, что к чему, услышал лишь визг тормозов… Успел крикнуть жене: «Держи ребенка!» От сильного удара сзади наш автомобиль влетел в стоящую впереди фуру…

Перевернутый Volkswagen Caddy

Когда я пришел в себя и осмотрелся — общая картина была ужасной: рядом перевернутый Volkswagen Caddy и в лепешку размолоченная «Таврия». Самостоятельно выйти из автомобиля я смог, а жене потребовалась моя помощь. Видел, как водителю Peugeot 605 заламывают руки и надевают наручники… «Скорая» приехала лишь через 20-30 минут. В девятой больнице у моей жены определили перелом ключицы со смещением, наложили гипс и отпустили домой. Около двух месяцев она почти не спала, так как ныло все тело, да и спать разрешалось только в сидячем положении. Как оказалось позже, у нее не только была сломана ключица со смещением, но и сместился 9-й позвонок (без боли она могла пройти от силы метров 5), сломана верхняя четверть грудины, сильные ушибы ребер. Она не могла даже кашлянуть — это причиняло ей невыносимую боль.

Мою разбитую машину отвезли на эвакуаторе в гараж, а меня в течение двух часов обследовали на содержание алкоголя и затем просто — без какого-либо сочувствия или помощи — отпустили «с миром». Мол, добирайся домой, как сумеешь. Дальнейшие действия? Никаких. Было не до этого, так как у меня на руках был маленький ребенок и беспомощная жена. Стал ожидать страховой выплаты. Автомобиль не подлежал восстановлению. Через три месяца получил 7 миллионов 100 тысяч рублей (около 3 тысяч долларов) — это лишь 60 процентов цены аналогичного автомобиля на рынке.

Стас АЛЕКСЕЕВ и Наталья ГАТОВКА ехали в автомобиле «Таврия».

Стас:

— Мы стояли в первом ряду. Удар был настолько сильным, что наш автомобиль просто сплющило. Все кругом удивлялись, как мы еще живы остались. Мы были пристегнуты, и наши сиденья вырвало с корнем. Я очнулся лишь в больнице, где пролежал полтора месяца… До сих пор хожу с помощью костылей. Врач сказал до конца июля не расставаться с ними, а дальше будет видно. Я единственный ребенок в семье и не представляю, что могло случиться с родителями. Отец у меня инвалид-«афганец» без ног. Это ему принадлежала машина, а я перегонял ее из ремонта к нему на дачу. Ко мне приезжал в больницу следователь, который вел следствие по этому делу. Он мне показал схему ДТП, на которой не была отражена полоса торможения и съезд с кольцевой. Я не работник ГАИ, но думаю, что можно было положить растяжку хотя бы в районе стадиона «Заря» или перекрыть дорогу большегрузной техникой…

Пострадавшая «Таврия»

Наталья:

— Я пришла в сознание лишь на операционном столе в больнице, когда мне зашивали рот и ногу. Рядом лежал Стас. Ему зашивали разбитую голову. Потом услышала, как врач сказал: «Смотри, какая молоденькая, но придется делать операцию на зубы…», и снова потеряла сознание. Полтора месяца я питалась через трубочку…

Возмещение вреда

Стас:

— Уголовное дело в отношении Олега Наркевича (водителя, за которым шла погоня) было возбуждено автоматически, вследствие причинения мне тяжких телесных повреждений. О судебном разбирательстве мы узнали случайно, через два месяца от… самого Олега, когда сами ему позвонили. Вот так. Поэтому заявлять о своем материальном иске мне пришлось, можно сказать, случайно, прямо в зале суда, без каких-либо предварительных консультаций со специалистами. В результате я назвал сумму в размере 20 миллионов.

Согласно приговору суда Советского района г. Минска от 24 января 2008 года Наркевич Олег Анатольевич, 1975 года рождения, уроженец г. Минска, работающий слесарем РУП «МАЗ», допрошенный в качестве обвиняемого, свою вину в предъявленном обвинении признал и показал, что в 2006 году его лишили права управления ТС за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения сроком на 3 года. 7 октября 2007 года в течение дня он распивал спиртные напитки. В связи с возникшей личной необходимостью на принадлежащем ему автомобиле Peugeot 605 около 18 часов из микрорайона Серебрянка поехал в поселок Боровляны. Двигаясь по МКАД со скоростью 100-110 км/ч, увидел, что в попутном направлении позади него двигается машина ГАИ с проблесковыми маяками, и понял, что его пытаются остановить. Пытаясь скрыться от сотрудников милиции, он принял вправо и продолжил движение. Подъезжая к дорожной развязке МКАД — Логойский тракт, УВИДЕЛ СПРАВА АВТОМОБИЛЬНУЮ ПРОБКУ. Применил меры торможения, однако из-за большой скорости не справился с управлением и столкнулся с впереди стоящей машиной…

Признав Олега Наркевича виновным, суд Советского района г. Минска назначил ему наказание в виде трех лет ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа («химия»), с лишением права управлением ТС сроком на 5 лет. Что касается искового заявления потерпевшего, то суд постановил взыскать с Наркевича О.А. в пользу Стаса в счет денежного возмещения морального вреда лишь 10.000.000 рублей, то есть половину от заявленной суммы.

Стас:

— Насколько мне известно, Наркевич пытался обжаловать приговор и сумму, но суд высшей инстанции оставил приговор без изменений. На сегодняшний день ни одного рубля из этой суммы я не получил…

Наталья:

— В отличие от Стаса мне самой пришлось подавать в суд Советского района г. Минска заявление о возбуждении дела частного порядка, в котором я указала, что в результате данного ДТП мне были причинены следующие телесные повреждения:

— закрытая черепно-мозговая травма;

— сотрясение мозга;

— перелом грудины;

— ушибленная рана левой голени;

— многочисленные ссадины на лице;

— сломан задний зуб (N18).

При этом я указала на то, что данные телесные повреждения повлекли за собой длительное и стойкое расстройство здоровья, которое мне пришлось восстанавливать около трех месяцев. Кроме того, мне причинен моральный вред, выразившийся в причинении мне физических страданий. Я перенесла сильнейшую боль от переломов и ушибов, а от сильнейшего психологического стресса не оправилась и по сей день. НО СТРАШНЕЕ ВСЕГО ТО, ЧТО У МЕНЯ ПОВРЕЖДЕНО ЛИЦО, ШРАМЫ ОСТАНУТСЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ, нет зуба (его надо протезировать), а МНЕ ТОЛЬКО 24 ГОДА! С учетом изложенного я попросила привлечь Наркевича к уголовной ответственности по части 1 статьи 317 УК РБ и взыскать с него причиненный мне моральный вред в размере 5 миллионов рублей. В моем иске мне было отказано.

Комментарий адвоката

Вера СТРЕМКОВСКАЯ (к ней Наталья, Стас и Евгений пришли на консультацию по поводу того, что им теперь делать и нельзя ли их дело рассматривать вместе или параллельно делу потерпевших на трассе Минск — Микашевичи 2 марта):

— События 7 октября 2007 года с созданием на трассе описанной выше ситуации, опасной для жизни и здоровья людей, следовало бы рассматривать в том же аспекте, в котором в настоящее время рассматривается дело о подобных событиях 2 марта 2008 года. Однако ни следствие, ни суд, рассмотревший уже обвинение Наркевича, не усмотрели взаимосвязи с тем, что они стали потерпевшими, и причиной их остановки на трассе. Этот вопрос попросту не стоял. Кроме того, не установлена и последовательность событий при столкновении транспортных средств, нет четкой картины произошедшего. Именно поэтому сегодня надлежит поставить вопрос о приведении в действие механизма обжалования или опротестования состоявшихся решений суда в связи с наличием обстоятельств, которые судом не были учтены.

Следует также учесть, что наиболее пострадавшие в ДТП — Стас и его девушка Наталья — получили существенные травмы: у Стаса — перелом ноги, квалифицируемый как тяжкое телесное повреждение, у Натальи — грудины (менее тяжкое). Евгений с женой и ребенком вообще не были признаны потерпевшими и по делу проходили лишь как свидетели. Все, что они получили, — страховое возмещение в размере 60 процентов стоимости автомобиля. Результатом такого разбирательства потерпевшие недовольны: назначенное Наркевичу наказание не является адекватным, причиненный потерпевшим ущерб не компенсирован. Настоящими виновниками происшествия — и тогда, и сегодня — потерпевшие считают работников ГАИ. Наталья говорит, что указывала на это следователю, и он разъяснил ей, что уже послал дело в прокуратуру, но в какую, до сих пор не ясно. Во всяком случае, потерпевших больше не вызывали ни в прокуратуру, ни к какому-либо следователю. В общем, вежливо и категорично им дали знать, что других следственных действий по их делу не происходит. И будут ли? Только теперь, когда они узнали о потерпевших в результате событий 2 марта и их претензиях к ГАИ, они поняли, как на самом деле были ущемлены их права и кто в большей степени несет ответственность за причиненный им вред. На сегодняшний день необходимо вернуть ситуацию в правовое поле и, проверив все обстоятельства и доводы сторон, дать им надлежащую оценку, защитив тем самым нарушенные права граждан. И мы надеемся, что это дело встанет в один ряд с расследуемым эпизодом от 2 марта в смысле правовой оценки случившегося и наказания виновных. Такие события не должны впредь повторяться в нашей стране. Хочется верить, что практика выставления «живых щитов» навсегда теперь уже изжита.

Игорь МОСКАЛЕНКО, «AБw»

«Здравствуйте Игорь и редакция «АБw»!

В сентябре 2006 г. я стал заложником такой же ситуации, как описанная в статье «Смертники по воле ГАИ». Возвращаясь с рынка «Ждановичи» по МКАД по внутренней стороне, двигаясь в третьем ряду, тоже был остановлен сотрудниками ГАИ с потоком автомашин, двигавшихся в попутном направлении, в районе деревни Зацень, напротив автозаправки. Сотрудником ГАИ мне было предложено сместиться влево к металлическому разделительному парапету, и в это время мимо меня на большой скорости в промежутке между моим автомобилем и парапетом пролетел мотоциклист. Так что описанный случай вовсе не единичный в действиях наших «доблестных» сотрудников ГАИ.

С уважением, Александр Аксенов».

«Здравствуйте!

Прочитала статью про «живую изгородь» на трассе и не могу не рассказать, что такое было даже на Минской кольцевой. В начале ноября (точно не могу припомнить) мы с парнем ехали по направлению от авторынка в Малиновке и уже практически подъехали к съезду на ул. Шаранговича, как вдруг нас остановил работник ГАИ. Я хотела съехать на обочину, но велено было просто остановиться. Сидим, ничего не происходит. К нам никто не подходит, выходить на дорогу как-то глупо. Потом через некоторое время слева от нас еще остановили машину, тоже люди сидят. Затем на крайней левой полосе остановился автобус, причем его так развернули, чтобы он 2 полосы занимал. Кроме недоумения, у меня этот маневр ГАИ тогда ничего не вызвал. Постояли минут 10, потом команда «продолжать движение», все и поехали. Зато сейчас я понимаю, как нам тогда повезло!!! В общем, надеюсь, эта информация будет полезной. Вета Клименко».

Читайте также: